БОЛЬШАЯ ИГРА ЭРДОГАНА: ТУРЦИЯ ВСТУПИТ В КОНФЛИКТ РОССИИ И УКРАИНЫ..НО ПОСЛЕ ТОГО, КАК ОПРЕДЕЛИТСЯ ПОБЕДИТЕЛЬ

Поделиться...

На своем обратном пути с саммита ШОС в Самарканде президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прямо заявил своему журналистскому пулу, что конечной целью его страны является вступление в эту организацию.

Тем самым он вызвал к жизни очередные разговоры о том, что Турция вот-вот окончательно отколется от условного коллективного Запада и направится в сторону еще более условного Востока. Самое время внести ясность в этот вопрос.

Современная Турция стала одним из ведущих мировых ньюсмейкеров со своими миротворческими инициативами по Украине: от переговоров, которые «переговорами не были», между Лавровым и Кулебой на дипломатическом форуме в Анталье и не получившего продолжения «стамбульского формата» мирного урегулирования в марте до подписанной в июле сделки по так называемому «зерновому коридору».

Турция позиционирует себя как ведущий миротворец среди глобальных держав, прямо обвиняя страны Запада в том, что именно они науськивают Киев на битву «до последнего украинца».

Да-да, именно так: современная Турция видит себя глобальной державой политически и региональной экономически.

Отечественной публике такое, может быть, слышать непривычно, но сложно спорить с тем, что Турции стало «намного больше» не только вокруг России, но и в целом в мире и её политическое влияние заметно выросло.

Выросло до уровня, когда она пытается строить диалог на равных с ведущими мировыми державами, признанными таковыми «вчера», заставляя задуматься об изменении списка «сегодня».

Турецкое миротворчество на Украине полностью соответствует достаточно свежему слогану министерства иностранных дел Турции, который звучит как «предприимчивая и гуманная внешняя политика». Нынешняя неоспоримая «гуманность» Турции, призывающей к немедленному прекращению огня, личным переговорам Путин — Зеленский и заключению мирного соглашения, имеет, в духе слогана, не менее важную «предприимчивую» составляющую.

В соответствии с ней турецкое руководство не устраивает ни один из двух крайних сценариев развития украинского конфликта, под которыми следует понимать громкое поражение одной из сторон. Что, собственно, понятно: с руководством обеих стран у турецкой власти сложились особые отношения, приносящие туркам несомненные экономические и политические дивиденды.

С Украиной у Турции соглашение о беспошлинной торговле, строительные подряды, приватизация украинской транспортной инфраструктуры, сотрудничество в сфере ОПК и доступ к недостающим туркам технологиям авиа- и ракетостроения, не говоря уже о туризме из Украины в Турцию. Отдельных слов заслуживает и «мягкая сила» Турции на Украине, ярким результатом работы которой можно считать недавнее заявление президента Зеленского о «давних и крепких исторических отношениях между украинским и турецким народами».

В отношениях с Россией турецкие выгоды в определенной степени схожи c теми, которые есть с Украиной, но с энергетической компонентой и поправкой на больший объем российского рынка, на который Турция претендует. Выгода Турции в торговле с Россией увеличилась в условиях санкций, которые открывают перед турецким бизнесом серьезные и долгосрочные перспективы на фоне западного исхода.

Сейчас на глазах развивается процесс развала всей международной архитектуры, возникшей после Второй мировой войны. А за развалом со всей неизбежностью последуют создание и сборка новой системы, в которой Турция, на взгляд руководства этой страны, не просто могла бы, но непременно должна сыграть качественно новую, возросшую роль признанной глобальной державы.

Турция, будучи «за одним столом» и с Западом, и с Востоком, ведет свою собственную партию, базирующуюся на лозунге-призыве «Мир больше пяти» и уверенности в том, что XXI век должен стать веком пробуждения тюрков. Которые, как известно, могут, если сильно расталкивать, «пробудиться» не только за пределами России, но и приблизительно на половине ее территории тоже.

Классическим в этой связи стал вопрос: кто Турция России — друг или враг? На него у нижеподписавшегося давно уже сформулирован ответ: Турция России не друг и не враг, Турция России сосед, что подразумевает всю палитру красок между этими двумя крайними точками в зависимости от предмета и текущей ситуации.

Так что весьма сложные соседские отношения априори предопределяют необходимость в прочном, не покосившемся заборе, дабы не вводить друг друга в понятное по-житейски, но столь неприятное для идеалистов искушение. А уж как наша страна ввела в искушение всех, кого только можно было, распустив СССР, это мало кому в мировой истории удавалось.

В сегодняшней ситуации Турция, при всех нюансах наших отношений, становится для России одним из самых широких «окон» с видом на внешний мир. Турция, пользуясь уникальным историческим шансом, развивает свои торгово-экономические отношения с Россией: в Турции сотнями открываются компании с российским капиталом или же их представительства, делаются инвестиции, переводится персонал, турецкая сторона встраивается в производственные и логистические цепочки российского бизнеса.

Мне как человеку, долгие годы занимающемуся продвижением интересов российского бизнеса в Турции, чаще других задают два вопроса: один технический, второй концептуальный.

Первый: турецкое руководство официально продекларировало то, что Турецкая Республика признает только лишь санкции, которые вводятся со стороны ООН. Нынешние санкции турецкое руководство не признает и продолжает работать с Россией. Но… Как это работает «на земле»?

А «на земле», свидетельствую, это работает непросто, если иметь в виду то, что США выбрали стратегию оказания прямого давления на турецкий бизнес с предостережениями от сотрудничества с российскими юридическими и физическими лицами, попавшими в санкционные списки Запада. В этом контексте стоит выделить недавнее письмо замминистра финансов США Уолли Адейемо, которое было разослано крупнейшим объединениям турецкого бизнеса и холдингам. Не прошли мимо россиян и угрозы Вашингтона турецким банкам по поводу расширения сотрудничества с платежной системой «Мир».

Оказывают ли эти и многие другие шаги американцев влияние на планы турецкого бизнеса по сотрудничеству с российскими коллегами? Разумеется, оказывают, поскольку турецкий бизнес, особенно крупный, очень серьезно интегрирован в Запад и не может игнорировать его предостережения. Отсюда возникает эффект «самоцензурирования» турецкой системы, когда там пристально, под микроскопом, разглядывают каждого представителя России и каждый кейс, чтобы «не влететь» на Западе. Причем разглядывают, даже если он не попал в западные санкционные списки.

И с каждым отдельным случаем приходится разбираться в режиме ручного управления, притом что, повторюсь, официально Турция не присоединилась и не собирается (пока) присоединяться к антироссийским санкциям. Что, впрочем, не меняет главного: при всех этих сложностях и нюансах Турции удалось стать привилегированным партнером России по целому ряду торгово-экономических направлений.

Отсюда вытекает и второй, концептуальный вопрос: долго ли Турция, как канатоходец, сможет удерживать баланс между Западом и Россией? Может ли Турция присоединиться к западным санкциям или даже, имея вторую по численности армию в НАТО, активно вмешаться в конфликт на стороне Украины и Запада?

Полагаю, что в ближайшие месяцы этого не произойдет, и вот по каким причинам.

Во-первых, потому что наиболее выигрывает Турция не от присоединения к одной из сторон конфликта, а от диалога со всеми. Составив перечень своих интересов и конкретных выгод на Западе и на Востоке, Турция настойчиво пытается их «приземлить», пользуясь своим особым статусом «перекрестка цивилизаций», и у нее это неплохо получается.

«Во-вторых» следует рассматривать как логическое продолжение «во-первых»: проявляя политическую мудрость, Турция вступит в схватку лишь только на завершающем ее этапе, когда точка невозврата будет пройдена. Это вступление неизбежно, потому что победители нынешней схватки не только напишут ее историю, но и перелопатят весь миропорядок, встав у его руля. Что вписывается в турецкие планы. Но до этой точки еще далековато…

В-третьих, у турецкой власти на носу весьма трудные президентские и парламентские выборы, и все, что работает на победу, ею делается, а то, что не работает на победу, не делается. Продолжающийся диалог с Россией на победу в выборах-2023 работает как в политической плоскости, учитывая процессы на Украине и в Сирии, так и в сфере экономики: крупные транши средств из России, рост торговли, скидки на газ… Последнее — на фоне непростой экономической ситуации в Турции.

Турция вступит в конфликт, тут нет сомнений. Поскольку, повторюсь, писать историю нынешних событий и создавать будущий миропорядок будут победители, а не неприсоединившиеся. Но присоединится Турция строго тогда, когда гарантированно определится победитель. Причем не победитель локального конфликта на Украине, а победитель глобальной схватки Запад — Россия. И, судя по динамике, это случится далеко не завтра…

Так что наше «сотрудничество невзирая на противоречия» с Турцией продолжается. До Победы, до нашей Победы, когда Турция, презрев свои евроинтеграционные планы, оставит НАТО, вступит в ШОС и в ОДКБ и в мире воцарится порядок и гармония.

Звучит фантастически? А разве у нас есть другой выход?

Иван Стародубцев- Московский комсомолец


Поделиться...

www.gagauzvedomosti.md

Редакция информационно-аналитического портала Gagauzvedomosti.md не несёт ответственности за содержание авторских материалов. При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.