ТУМАННОЕ БУДУЩЕЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА И ВОСТОЧНОГО ПАРТНЕРСТВА

8 апреля глава МИДЕИ встретился с послом Европейского союза в Молдове Петером Михалко и обсудил совместные усилия, нацеленные на борьбу с Covid-19.

Как показали последние недели, ключевые международные игроки, воспользовавшись ситуацией с пандемией, стремятся более активно позиционировать себя как в мире, так и в отдельно взятых регионах и странах.

Пример Молдовы в этом смысле также показателен. Не может не вызывать умиления, когда Вашингтон, Москва и Брюссель состязаются в том, кто быстрее и в каких объемах поможет молдавскому государству.

Тем самым демонстрируя важность и значимость нашей республики в своей внешнеполитической системе координат.

Помощь мировых держав в каком-то смысле можно назвать превентивной мерой, так как стремительное ухудшение социально-экономической ситуации угрожает всем мировым державам и, особенно, Европейскому союзу.

Расположенные по периметру границ ЕС в преддефолтном состоянии государства могут создать дополнительное миграционное давление и осложнить процесс преодоления рецессии в самом Союзе.

В этом смысле вполне оправданным выглядит намерение Брюсселя выделить 15 млрд евро на поддержку сопредельных регионов, в том числе и стран из т.н. «Восточного партнёрства».

Вопрос лишь в том, насколько эффективно будут израсходованы эти средства. Как показывает опыт той же Молдовы, грантовая международная финансовая помощь, еще и не обусловленная необходимостью проведения реформ — это большой соблазн для клептократической части молдавских элит.

Между тем европейские эксперты уже прогнозируют серьёзный масштаб посткоронавирусного кризиса, который будет куда более сильным, чем падение финансовых рынков в 2008-2009 годах.

А также более ощутимым, нежели ближневосточная миграционная угроза 2015 года, вызванная массовым перемещением беженцев из Сирии и других государств региона из-за резкого обострения военно-террористической ситуации.

Очевиден и тот факт, что нынешнему поколению европолитиков вряд ли удастся вернуть ЕС в исходные внутренние позиции.

Эксперты пока затрудняются прогнозировать конкретные сценарии, однако сходятся во мнении, что Европу ждет существенная перегруппировка нынешней архитектуры механизмов функционирования Союза.

Неизбежна и переоценка отношения к ЕС со стороны рядовых граждан континента. Они вряд ли смогут найти должное объяснение тому, что пребывавшая в достатке Европа неожиданно столкнулась с мощнейшим дефицитом лекарственных средств, медицинского оборудования и слабостью систем здравоохранения.

Последние попросту не справились с кризисом и, что самое печальное, не уберегли то самое пожилое поколение европейцев, которое стояло у истоков и вложило максимум в нынешнее благополучие Евросоюза.

Парадоксален и тот факт, что в разгар пандемии страны ЕС так и не нашли ответ на вопрос, кто именно должен реагировать и заниматься подготовкой к кризисному развитию событий.

В итоге столицы начали пенять в сторону Брюсселя, на что тот вполне резонно отвечал отсутствием необходимых полномочий.

Судя по всему, пандемия вскрыла опасное для всего Союза явление, когда национальные элиты стали забывать о своих суверенных обязанностях и скрываться под наднациональными общеевропейскими институтами.

Нет сомнений в том, что избиратель обязательно сам даст оценку и определит ответственных.

Рейтинги правящих партий в странах-лидерах ЕС уже стремительно падают, и властные конфигурации в них в будущем могут претерпеть кардинальные трансформации.

Пока ситуация выглядит контролируемой, однако с политической точки зрения Евросоюз выглядит, мягко говоря, растерянным. Какой-либо внятной общеевропейской политической координации проблемы не случилось.

В таких условиях Covid-19 вполне может стать, как ни странно, своего рода тестом на политическое выживание Европейского союза, а также продемонстрировать насколько оправданы его амбиции на региональное и международное лидерство.

Пока контуры политического будущего ЕС не определены, в экспертной среде бытует мнение о том, что у «коллективного Брюсселя» есть два магистральных направления.

Первое — более тесная интеграция с федеративными признаками, которая позволит за счет усечения суверенитета государств-членов создать более функциональные и эффективные центральные институты, способные справиться с различными кризисными явлениями.

Альтернативой станет движение Союза пойдет по пути ре-суверенизации своих участников с последовательной дезинтеграцией. Вероятность второго варианта сильно повышают нынешние прогнозы на усиление позиций евроскептиков в ядерных странах Евросоюза.

ЕС стоит на пороге экзистенционального кризиса. В таких условиях страны Восточного партнерства постепенно будут терять многолетнее гравитационное воздействие со стороны Брюсселя, получая больше самостоятельности, но одновременно и меньше внимания и финансовых стимулов.

Поэтому членам ВП, в том числе Молдове, лучше уже сейчас начать переосмысление своего места в региональных раскладах и своих стратегических ориентиров, чтобы оптимальным образом приготовиться жить в совершенно новых внешнеполитических реалиях.

redgerns.com