ПРАВЯЩИЙ АЛЬЯНС РАЗВАЛИТСЯ ИЗ- ЗА ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ?

Альянс блока ACUM и Партии социалистов преодолел 100-дневный рубеж. Любовь публики к красивым датам подталкивает подвести промежуточные итоги деятельности новой власти, анализ ее ошибок и достижений.

Это также хороший повод сделать прогноз о будущем проевропейских и пророссийских сил в рамках одной политической оболочки.

Последние три месяца высветили главные задачи альянса после отступления в оппозицию Демократической партии: перераспределение политических ресурсов, государственных институтов и финансовых схем.

Партнеров по коалиции явно настигло «головокружение от успехов», которое привело к хаотичным шагам, как во внутренней, так и во внешней политике. При этом попытки установить линии этикета, по всей видимости, провалились. Когда нужно откусить как можно больший кусок «молдавского пирога», у членов коалиции все меньше желания играть по правилам.

К сентябрю, несмотря на принципиальный отказ от геополитики, раскол в стане ACUM и ПСРМ по целому ряду насущных проблем стал очевидным.

Все чаще молдавские политики и чиновники рассматривают их сквозь призму как раз внешнеполитических ориентиров.

Деолигархический альянс в ускоренном темпе переходит в имитацию, а уровень взаимного доверия стремительно падает.

Привычной становится ситуация, когда с утра министр иностранных дел Нику Попеску говорит в Киеве о твердом стремлении Молдовы продолжать путь в Евросоюз и НАТО, а уже после обеда президент Игорь Додон на встрече с руководством Североатлантического альянса в Брюсселе настаивает на сохранении нейтрального статуса республики.

Подобный регулярный диссонанс в стане коалиции является индикатором крайне непростых взаимоотношений между вынужденными союзниками.

И вряд ли молдавским политикам под силу самостоятельно преодолеть накапливающиеся противоречия.

Конечно же, есть вероятность, что внешние игроки вновь проведут сеанс «геополитической стерилизации» альянса.

Однако до тех пор разделительные линии между ключевыми политическими игроками в Молдове уверенно превращаются в баррикады и окопы — а ведь еще даже не наступила активная фаза местных выборов, не говоря уже о президентских.

Поэтому главный вопрос после прохождения «первой стометровки» — сколько еще простоит «колосс деолигархизации» и когда наступит следующий этап его полураспада.

Пока что существующий тактический союз на плаву удерживает список так и не достигнутых целей.

Для Игоря Додона это переизбрание на второй срок, для Майи Санду — максимально длительное пребывание в должности, чтобы не уйти в забвение, как правительство Стрельца или Габурича.

Для Андрея Нэстасе же пределом мечтаний остается пост мэра Кишинева, с которого он надеется «запрыгнуть» в высший эшелон молдавской политики и встать в один ряд с Додоном и Санду.

Срыв любой из этих целей станет спусковым крючком для очередного внутриполитического кризиса.

В этом смысле схватка за кишиневский олимп будет первым серьезным испытанием, поскольку договориться о размежевании интересов на этой стратегической высоте так и не удалось.

В случае победы социалистов Кишинев станет еще одним важным источником «перекрашивания» страны. А нереализованная амбиция Нэстасе и его политическая маргинализация на фоне усиления пророссийских социалистов, вероятнее всего, не останется без соответствующей реакции и серьезных корректив в позиции ACUM.

Нет сомнений, что прозападная часть коалиции будет ориентироваться на отмашку внешних партнеров, которые внимательно следят за постепенным укреплением ПСРМ у власти.

Этот процесс не может продолжаться долго, поскольку на определенном этапе положение социалистов будет угрожать не только их проевропейским визави, но и интересам США и ЕС.

У Вашингтона и Брюсселя уже есть опыт «перезагрузки» Молдовы и ее спасения от «красной угрозы». В случае реализации такого сценария можно будет наблюдать самые непредсказуемые коалиционные сочетания — вплоть до вовлечения оппозиционных сил.

В этих обстоятельствах не стоит списывать со счетов фактор ДПМ, которая при своем гонимом положении остается достаточно востребованным политическим формированием.

К примеру, с партией охотно поддерживают контакты западные политики и аккредитованные в Молдове дипломаты.

Расчеты на то, что после летних событий демократы уйдут в глухое подполье, себя не оправдали. Частичный ребрендинг партии и отречение от Плахотнюка вдохнули новую жизнь в демократов, которые находятся на низком старте и готовы в любой момент поучаствовать в разрушении «антимолдавской коалиции имени Козака», как ее именуют эксперты из окружения ДПМ.

Вероятнее всего, судить о дальнейшем развитии ситуации можно будет по судьбе пресловутого соглашения между ACUM и ПСРМ.

Если его не удастся подписать до местных выборов, есть все основания считать, что коалиция окончательно превратилась в фикцию. Тогда за дело вновь возьмутся мировые державы — и в это раз исход для Молдовы может быть куда как менее благополучным.