ЗАБРАТЬ НЕФТЬ И ОТДЕЛИТЬСЯ. ШОТЛАНДЦЫ СНОВА ХОТЯТ НЕЗАВИСИМОСТИ ОТ ВЕЛИКОБРИТАНИИ

Плебисцит, проведенный британским агентством лорда Эшкрофта, свидетельствует: впервые с 2017 года большинство шотландцев, готовых участвовать в голосовании, поддерживает независимость от Лондона.

Жители региона, богатого нефтью и газом, не только хотели бы сохранить связи с ЕС, которые обрубает Brexit. Многие уверены, что самостоятельность сделает край благополучнее в финансовом отношении.

Скрепить отношения с Англией могло бы чувство патриотизма, но и оно тает. Согласно данным Scotland census, 62% жителей края считают себя «исключительно шотландцами», 18% «шотландцами и британцами» и лишь 8% «только британцами».

Избрание Бориса Джонсона премьер-министром Великобритании может стать вехой на пути провозглашения шотландской независимости.

Бывший мэр Лондона не просто не пользуется популярностью на севере, но и воплощает собой все, что не нравится его жителям: эксцентричный стиль, кардинальное неприятие Евросоюза и правую экономическую программу. Имея дело с таким партнером, премьер Шотландии Никола Стерджен сразу же повысила ставки.

Накануне визита Джонсона 29 июля она заявила, что Лондон не имеет морального права препятствовать проведению референдума о независимости, если народ Шотландии захочет отделиться.

 

Однако по законам Великобритании волеизъявление о независимости возможно только с согласия властей Соединенного Королевства. Борис Джонсон говорит уверенное «нет», ссылаясь на то, что в 2014 году референдум уже проводился.

Тогда премьер Великобритании Дэвид Кэмерон предложил шотландцам на выбор «уйти» или «остаться», не дав права просить большей автономии. В таких условиях 55% предпочли единство.

Однако с тех пор политический расклад поменялся. Никола Стерджен убеждена: если бы ее соотечественники знали, что со временем Лондон выведет их из Евросоюза, то предпочли бы остаться с Евросоюзом, а не с Лондоном.

«Последние исследования рисуют суровую картину экономического шока, который принесет Шотландии неудачная сделка с Евросоюзом.

Каждый житель края потеряет £2300 годового дохода. 80 тысяч рабочих мест исчезнут. Возможности для бизнеса и экономический рост понесут ущерб на десятилетия вперед», — утверждается в одном из обращений партии от 2019 года.

Потери действительно могут оказаться серьезными. Товарооборот между Европейским союзом и Шотландией составляет £15 миллиардов в год.

Для пятимиллионого края это серьезная цифра. Связи с остальной частью страны — не намного весомее: общую стоимость поставок товаров и услуг между Англией и Шотландией оценивают в £50 миллиардов.

То, что, несмотря на очевидные риски, шотландцы все равно выступают за отделение, свидетельствует о силе местного патриотизма, взламывающего барьеры на своем пути.

На руку сторонникам независимости играют события недавнего прошлого.

Обнаружение крупных запасов нефти и массовая приватизация госпредприятий укрепили у шотландцев чувство, что они легко могут обойтись без Лондона.

Индустрия, ранее завязанная на английский бизнес, стала либо местной, либо получила иностранного собственника.

Финансовые и экономические нити, связывавшие северные провинции со столицей, еще в конце XX века ослабли.

Вину за такое развитие событий отчасти можно возложить на неолиберальные реформы Маргарет Тэтчер, продавшей принадлежавшие бюджету заводы.

На этом фоне активным игроком выступил Европейский союз. В рамках программы помощи отстающим регионам Брюссель вложил немалые средства в Шотландию.

Результат не заставил себя ждать. С 2000-х годов проевропейски настроенные сторонники отделения стали уверенно побеждать на выборах в местный парламент.