Александр МУРАВСКИЙ И ЕГО ИСТОРИИ СОВРЕМЕННОСТИ

Как я не стал министром Воронина

  • «КП в Молдове» опбликовала интервью с С.Урекяну. Обычное интервью, но в нём были и воспоминания Серафима Александровича о том, как В.Воронин поздравил его с 60-летием. Описано это так:

«Когда мне исполнилось шестьдесят лет, между нами была не самая приятная тогда ситуация, он послал ко мне Йову: «Без Урекяна не приходи!» Йову пришел ко мне в парламент, говорит: «Серафим Александрович, пошли, а то он меня доконает! Мне будет плохо, если я тебя не приведу!» Пошли в партию. Воронин слезинку пустил, часы подарил мне, книгу свою… »

И я подумал, оказывается я не единственный, на ком В.Н.Воронин проявил свою барскую сущность. А посему решил повторить когда-то уже размещённые воспоминания, как В.Н. Воронин предлагал мне стать его министром..

После того, как осенью 1999 года фракция ПКРМ и отколовшиеся от Демократической конвенции депутаты ХДНП выразили вотум недоверия правительству Стурзы, начался процесс формирования нового правительства. Инициатором отставки правительства выступил президент П.Лучинский, обратившийся к парламенту со специальным посланием с обоснованием необходимости отставки правительства. В этом обосновании были и анекдотичные моменты. Так, обрисовывая тяжелую ситуацию 1999 года, президент упомянул и такой момент как снижение уровня рождаемости. Прямую трансляцию этого исторического заседания некоторые из нас, членов правительства, слушали в кабинете вице-премьера Н.Андроника. Услышав это обвинение, Н.Андроник моментально позвонил находящемуся в зале депутату С.Мокану с просьбой задать президенту вопрос. С.Мокану, известный мастер анекдотов, моментально среагировал, вышел к микрофону и с невинным лицом обратился к президенту: «Господин президент, вот Вы сказали, что за время правительства Стурзы снизилась рождаемость. Но ведь для рождения ребенка необходимо 9 месяцев. Правительство Стурзы еще не достигло этого возраста. Следовательно, низкая рождаемость — это результат плохой работы правительства Чубук- 2. Вопрос вызвал смех в зале, но не изменил результатов голосования.Тем более, что главным аргументом всё-таки выступали обвинения в плохой экономической ситуации и провале подготовки к осенне-зимнему сезону. Большинством голосов фракции ПКРМ, ХДНП и некоторых отколовшихся от АДР депутатов правительство Стурзы было отправлено в отставку.
Сразу после отставки мне позвонил президент П.Лучинский и сказал, что я могу не беспокоиться, я останусь на своем месте министра экономики и буду продолжать реформы. Я задал президенту простой вопрос: «Г-н президент, одной из главных причин отставки правительства назван провал подготовки к осенне-зимнему сезону. Как же я могу остаться, если именно я отвечал за этот сектор?» Должен сказать, что мне не стыдно за этот сектор. При всех трудностях мы накопили запасы мазута больше, чем за все предыдущие годы, удалось застопорить все долговые претензии со стороны Румынии и Украины, договорились с Кучурганами и Газпромом о реструктуризации долга, хотя ситуации оставалась очень тяжелой. На свой вопрос я получил прямой ответ: «Не бери в голову эти политические игры». Я поблагодарил и сказал, что эти игры не по мне. Но на этом история не закончилась. Первым кандидатом на пост нового премьер-министра был выдвинут В.Бобуцак, с которым у меня были прекрасные дружеские и профессиональные отношения. Он начал формировать команду и предложил мне войти в ее состав. Я ему просто объяснил, что я командный игрок. Я пришел с командой Стурзы, поддержанной АДР и с этой командой я и ухожу. Тем более, что министр экономики- это самая политизированная фигура в правительстве. Ты не можешь сегодня проводить идеи приватизации, а завтра национализации, на что были в то время нацелены представители ПКРМ. В.Бобуцак очень хорошо понял меня и не настаивал. Но его правительство не было поддержано парламентом. Следующим кандидатом стал С.Урекян. Человек весьма амбициозный, капризный, но обладающий твердым характером. Он с самого начала поставил условия, что правительство он сформирует самостоятельно без всяких рекомендации АДР. Это условие не принималось и он снял свою кандидатуру, даже не доводя процесс до голосования в парламенте. Третьим кандидатом стал В.Воронин. И тут для меня начались чудеса. Пришел ко мне в кабинет (правительство же исполняло свои функции до назначения нового и я оставался вице-премьером) депутат парламента, один из руководителей ПКРМ Д.Тодорогло и сказал примерно следующее: «Владимир Николаевич просит Вас войти в состав его кабинета в том же качестве вице-премьера и министра экономики». У меня были не плохие отношения с Д.Тодорогло. Он был трудяга, прекрасно знающий аграрный сектор, и, главное, честный порядочный человек. Но наши экономические взгляды концептуально расходились. Я ему просто объяснил, почему я не могу принять предложение ВНВ. Через день ко мне пришел руководитель польской общины в Молдове Э.Ярошевсий, который сказал, что сообщества национальных меньшинств просят меня, как представителя национальных меньшинств (никогда себя таким не считал) принять предложение ВНВ. Мы с Эдиком были знакомы хорошо, поскольку он был женат на девочке из моего подъезда. Поэтому ему я объяснил все очень хорошо на простом дворовом языке. И, наконец, еще через пару дней ко мне пришел мой коллега по парламентской фракции, руководитель украинской общины Н.Олейник (к сожалению уже покинувший наш мир). Его аргумент был прост: «Вы же украинец (а это наполовину правда, поскольку моя мама украинка) и украинская община просит принять предложение ВНВ». И предложил мне позвонить ВНВ, который ждет моего звонка. Вот тут я уже не выдержал и сказал: «Вот скажите мне пожалуйста, Владимир Николаевич предлагает мне пост своего зама или нанимает дворника на работу? За все это время он ни разу лично мне не позвонил, хотя это абсолютно нормально, лично поговорить с тем, кого хочешь видеть в своей команде и особенно на таком высокм посту. Он присылает мне уже третьего гонца, которые говорят от его имени. Более того, Вы предлагаете мне позвонить ему и сказать, что я согласен на предложение, которое кто-то от его имени мне передал. Поэтому передайте ВНВ мои наилучшие пожелания успехов, но без меня.»». После долгой беседы г-н Олейник понял, что я не собираюсь никому звонить и что я свое решение уже принял. И это решение не изменилось бы, даже если бы ВНВ позвонил лично.
Как известно, правительство Воронина тоже не получило вотум доверия парламента и было проголосовано правительство Брагиша, моего заместителя, который не предлагал мне уже ничего, поскольку знал мою позицию, но с которым мы сотрудничали и сохранили самые лучшие отношения.
Эта история — еще одна характеристика В.Воронина. Конечно, он может сказать, что все это бредни. И в определенной степени будет прав, поскольку он ко мне лично не обращался, а мало ли кто мог прийти и спекулировать его именем. Но, с другой стороны, для меня лично эта вся история послужила лишним мазком к характеристике В.Воронина, как самоуверенного, самодуристого лидера, не способного к переговорам лидера, которому все должны поклоняться и считать за честь, что их отметили. И интервью С.А.Урекяна лишний раз это подтвердило.