НОВЫЙ РАСПУТИН. В 2021 ГОДУ У ПУТИНА В КРЕМЛЕ ЯКУТСКИЙ ШАМАН ЗАМЕНИТ СУРКОВА

Явление в российском пространстве шамана Александра Габышева не может быть просто случайностью. История России пронизана мистическими практиками

Сергей ИЛЬЧЕНКО, Киев

Напомню, что якутский шаман Александр Габышев  вышел 6 марта из Якутска и пошел пешком, в Москву, изгонять Путина из Кремля. Идет он неспешно, часто останавливаясь для общения с людьми, и, поскольку интерес к нему растет, то из-за вынужденных остановок Габышев проходит примерно 20 километров в день. Если все будет идти по плану он надеется достичь Москвы в августе 2021 году, но, скорее всего, точный график выдержать не удастся.  Общение с людьми будет занимать у шамана все больше и больше времени, поскольку интерес к нему растет, а впереди — все более и более густонаселенные районы. Отказаться же от него, и перестать быть доступным для народа он не может — это противоречит избранному им образу.

Как утверждает Габышев, Путин является демоном, поднявшимся из ада, которого нужно вернуть в естественную среду обитания. Это осуществимо, и, Габышев, прибыв в Москву, применит свои навыки, работающие против демонов путинского типа. Но есть и сложности: чтобы справиться с таким могущественным демоном, как Путин, Габышеву нужно получить подпитку энергией от духов, людей и природы. Именно по этой причине он и идет в Москву пешком, неспешно общаясь с духами, природой и людьми.

Габышев, которому сейчас 51 год, по образованию историк, но не работал по специальности, а был сварщиком и дворником. Шаманом он стал после потрясения, пережитого в связи со смертью жены. Встреченные им по дороге люди в большинстве своем приветствуют намерение Габышева изгнать Путина — или, как лайт-вариант, изгнать из Путина засевшего в нем злого духа, и охотно помогают шаману чем только могут, в основном, деньгами и продуктами. По словам Габышева, вначале он отказывался брать деньги, но, затем, пересмотрел свой подход — что, в целом, было верно, ведь деньги несут в себе и энергию. Теперь, располагая некоторыми суммами, он может иногда останавливаться в гостинице — но все же чаще ночует в юрте. Весь необходимый в дороге скарб Габышев тащит с собой на ручной тележке — юрту, печку, одежду и провизию, всего около 100 килограммов.

При этом, якутский шаман произносит вполне себе верные политические лозунги: о том, что демократия должна быть свободна от страха, что российское государство превратилось в беспредельную, демоническую силу, причем, пытается распространить этот беспредел на весь мир, в то время как в европейских странах и в США государственная власть уравновешена народовластием, и что засевший в Кремле злой колдун нагнал иллюзию страха на всю страну, но нужно научиться преодолевать этот страх, и стать свободными людьми.

И, наконец, 12 июля Габышев провел свой первый массовый митинг в Чите, собрав от 300 до 700, по разным оценкам, человек. Организаторами митинга выступили региональное отделение КПРФ и общественно-политическая организация «Гражданская солидарность», а главным его лозунгом был «Россия без Путина». Но, конечно, дело было не в этом лозунге, и, тем более, не в КПРФ. В первую очередь, люди шли посмотреть на шамана — а сами по себе коммунисты, всем давно надоевшие и абсолютно ни на что не способные, не собрали бы на свой митинг и двух десятков слушателей.

Митинг, собранный на площади Труда, с разрешения местных властей, прошел с большим успехом. Габышев обратился к собравшимся с речью о том, что все вопросы в стране должны решать народные собрания и сходы, повторил рассказ о миссии, возложенной на него самим Богом — изгнании из Кремля Путина, который не человек, а демон, и провел над собравшимися обряд, после которого объявил, что силы Путина над ними более не властны, и они могут жить свободно. «У шамана очень мощная энергетика. Его журналисты чуть не задавили, люди бросались, обнимали его, каждый хотел прикоснуться к нему», — рассказал ведущий митинга Стас Захаров.

Это, повторю, был для Габышева первый опыт большого митинга. Ранее он ограничивался лишь беседами с относительно небольшими группами людей. Следующий митинг намечен в Улан-Удэ, затем в Иркутске. В Улан-Удэ Габышев — с православным крестом на шее, в футболке «Справедливой России» и с тележкой, которую он катит сам, впрягшись в нее, сейчас и направляется, беседуя со всеми встречными о свободе и слиянии с природой.

До Читы Габышева некоторое время сопровождал примкнувший к нему в дороге житель Сахалина, Александр, свершающий кругосветное путешествие авттостопом, но изменивший планы при встрече с шаманом, и решивший пройти часть пути вместе с ним. Затем его сменил блогер из Оренбурга, Евгений, приехавший, по его словам, специально для того, чтобы идти с Габышевым до Москвы — или «пока нас не убьют».

По словам шамана, за несколько месяцев пути все встреченные им люди относились к нему неизменно доброжелательно: «Угроз не было. Зло меня обходит стороной. Только добрые люди меня окружают. Я же шаман, обладаю силой, чтобы зло ко мне не подходило». Габышев также рассказал, что лечит людей, которые к нему обращаются, хотя ранее говорил, что исцеляющими способностями не обладает. Видимо, они открылись уже в пути.

В этой истории прослеживается сразу несколько сюжетных линий.

Во-первых, налицо обращение к  русской традиции юродивых — святых людей, способных, и осмеливающихся, в силу своей святости, говорить правду в лицо власть имущим.

Во-вторых, налицо еще более явная апелляция к магии и мистике. Вообще говоря, склонность к оккультным практикам, и к некоторому заигрыванию с темными, сатанинскими — или, по меньшей мере, с нехристианскими силами очень свойственна именно советской традиции. Отчасти она возникла из отрицания революционерами официальной религии Российской Империи, отчасти, благодаря моде на оккультизм — впрочем, и мода эта тоже возникла на волне отторжения обществом провластного алчного духовенства РПЦ.  В дальнейшем, оккультные практики приобрели в СССР государственнообразующий характер: от пятиконечной звезды, которая первоначально была развернута «как надо» — двумя рогами вверх, и лишь в дальнейшем обрела привычное нам положение, до возведения в центре Москвы классического зиккурата, с возложением в него терафима, изготовленного, по всем положенным обрядам, из трупа принесенного в жертву вождя. Пуля Фанни Каплан и последующее крайне неудачное лечение Ленина были в чистом виде его сакральным жертвоприношением.

Полученный таким образом некромагический артефакт должен был придать Советской власти неуязвимую прочность, сделав невозможным ее низвержение обратно в Ад. И, судя по тому, насколько живуч оказался СССР, снова и снова возрождающийся в разных формах, и насколько прочна над ним власть советских спецслужб, сумевших сохранить в своих рядах мистические традиции, утерянные, начиная с Хрущева, вульгарно-примитивными партократами, эта магия отлично работает. Недаром ведь попытки захоронить терафим неизменно встречают яростное сопротивление.

Впрочем, простое захоронение трупа Ленина, совершенное вне зиккурата, лишь немного ослабит власть Ада, простирающуюся в границах, близких к границам Российской Империи, но не уничтожит ее окончательно. Чтобы сломать магическое рабство, осуществляемое через терафим, его следует сжечь, а зиккурат разрушить до основания, выкопав все камни, вплоть до фундамента, измельчив их, а затем развеяв пепел и мелкий щебень. Все это следует выполнять с соблюдением сложных магических обрядов.

Если даже вы во все это не верите — это неважно. Важнее то, что в Кремле в это верят. И появление во главе МО человека с фамилией Шойгу, не имевшего ранее никакого отношения к армии, но имевшего отношение к шаманским практикам, притом, в нескольких поколениях, и шаманские обряды во имя укрепления власти Путина с сожжением верблюдов, могут восприниматься с иронией где угодно, но только не внутри Кремлевской стены.

Впрочем, моде на шаманизм не был чужд и последний российский император.  Григорий Распутин точно так же вызывал изжогу у официальной РПЦ, как сейчас вызывает ее Габышев  — и точно так же сочетал православные, магические  и шаманские практики.  В том числе и восточные, — да, тот самый доктор Бадмаев помогал ему в этом, впрочем, не он один. Так что тяга к мистицизму, в обход и вместо надоевшего, зажравшегося, очень уж явственно несвятого русского православного духовенства — тоже часть российской культуры.

В-третьих, налицо очевиднейшая реминисценция с Христом и апостолами. Можно не сомневаться, что их число рядом с Габышевым увеличится, и, возможно, даже достигнет каноничных 12-ти. Включая, естественно, Иуду Искариота — ну, а как же без него?

В-четвертых, возвращаясь уже в материальный мир, нельзя не признать, что ввод в игру Габышева — мощнейший пиар-ход, и удар в самое больное место Кремля.  Удар настолько точный и своевременный, что в его случайность решительно не верится. Глаза невольно ищут политтехнологов — потрясающих политтехнологов, настоящих Мастеров, стоящих за этим проектом. Да, их пока не видно. Но они есть, как суслик в норке — их просто не может не быть. Если, конечно, мы не примем версию Габышева о том, что его действиями руководит непосредственно Бог — впрочем, и в этом случае перед нами блестящий политтехнолог, кто же рискнет с этим спорить?

Но если это не Господь — то кто тогда решил сыграть так мощно? Здесь возможны разные конспирологические версии — однако фактов, на которые можно опереться, пока нет.

Разумеется, с точки зрения политтехнологической, ввод в игру Габышева — чисто популистский ход. Но, при этом, ход чрезвычайно сильный.

Что может предпринять в ответ Кремль? Теоретически — все, что угодно. В принципе, Габышев очень уязвим, чтобы не сказать — беззащитен. Его может сбить машина. Могут убить какие-нибудь отморозки. От может простудиться, заболеть и умереть, или умереть от пищевого отравления, или от чего угодно еще.  Его могут арестовать за экстремизм, и посадить на неопределенное время, так, чтобы он вообще не вышел живым на свободу. Благо, уже его первое публичное выступление дает для этого все основания. Его могут, снабдив любым диагнозом, сгноить в психиатрической лечебнице. Наконец, он может просто исчезнуть, пропасть без следа — вот, еще вчера шел по дороге, и остановился на ночлег — а наутро исчез, растворился в воздухе. Но ничего этого не будет. В Кремле, по большей части, верят в шаманов — а, те, кто в них не верят — те верят в политтехнологии. И одно, и другое, означает, что изымать Габышева из сложившегося расклада сил не только бесполезно, но и опасно. Миф уже начал жить своей жизнью, и через очень короткое время у него появятся последователи, а вместо одного шамана в Москву пойдут сотни, а то и тысячи, и за ними потянутся десятки и сотни тысяч уверовавших. Так что Габышев, до Москвы, вероятно, дойдет.  Хотя, в любом  случае, не скоро. Но, с другой стороны, он не просто дойдет, а дойдет, имея за спиной сотни тысяч сторонников, и не просто сторонников,  а истово верующих в него. А это уже серьезно.

Конечно, РПЦ, чувствуя в Габышеве опасного конкурента, уже подстрекает, и будет в дальнейшем подстрекать светские власти к расправе над ним. Но едва ли те на это решаться. Что же до РПЦ — то да, от нее сегодня исходит единственная реальная опасность для Габышева. Какой-нибудь отмороженный епископ может рискнуть организовать его ликвидацию. Впрочем, и это маловероятно.

Что остается делать власти, если запреты и силовые методы не сработают? Только одно: попытаться приручить новую силу. Здесь просматриваются два варианта: либо замена самого Путина — и приглашение Габышева в объятия новой власти, на роль духовного наставника масс, либо, что менее вероятно, но тоже не исключено, смена Путиным курса, а также и своего окружения.  В этом случае Габышев изгонит из Путина демона зла, и останется рядом с ним, освобожденным, в роли Распутина.  Впрочем,такой Путин, в новой роли, будет уже и совершенно новой политической фигурой.

Иными словами, Габышев — часть механизма замены Путина на Постпутина.  А грядущий постпутинский режим обретает с его появлением более ясные очертания — в нем, к неосталинизму, вероятно, прибавится и шаманизм. Впрочем,а почему бы и нет?