МРАЧНАЯ ШУТКА. ПОЧЕМУ 21-Й САММИТ ЕС-УКРАИНА МОЖЕТ СТАТЬ ПОСЛЕДНИМ

Может ли Украина всего за год стать неотъемлемой частью Европы или чего-нибудь еще?

Сергей ИЛЬЧЕНКО, Киев

Максима «Я вам ничего не должен» в сочетании с «Я президент, я с вами говорю, как хочу» отразила суть преЗедентской эпохи, подобно тому, как другие максимы, такие как «Государство — это я», «Деньги не пахнут», «Интеллигенция — говно» или «Пусть ненавидят, лишь бы боялись» несли в себе суть и смысл других эпох. Впрочем, нельзя исключить, что и эти установки будут взяты преЗедентом на вооружение в дальнейшем.

Итак, 21-й саммит Украина-ЕС прошел в Киеве 8 июля, как и было запланировано. Были подписаны все подготовленные документы. Зеленский, Туск и Юнкер выступили с совместным заявлением, в котором было сказано об усилении взаимных обязательств, подтверждена поддержка ЕС независимости, суверенитета и территориальной целостности Украины в ее международно признанных границах, а также европейских устремлений Украины, закрепленных в Соглашении об ассоциации ЕС. Была упомянута и необходимость в полной мере использовать потенциал соглашения, а также важность выполнения Украиной своих обязательств в рамках этого документа. Подчеркнуто значение украинской макроэкономической стабильности и реализации программ по поддержке децентрализации, гражданского общества, борьбы с коррупцией и других ключевых реформ. Участники осудили агрессию России, договорились о совместных гуманитарных и дипломатических усилиях для преодоления последствий войны в Донбассе и призвали Москву признать ответственность за катастрофу самолета рейса MH17.

Есть и приятные денежные новости. ЕС дополнительно выделит 10 млн евро на поддержку Донбасса и Приазовья: помощь беженцам, малым и средним предприятиям, развитие инфраструктуры и поддержка реформ в здравоохранении и образовании; еще 10 млн евро — на поддержку украинского гражданского общества и культуры; еще 22,9 млн евро — на усиление борьбы с коррупцией на национальном и местном уровнях. Насколько эффективно эти средства будут потрачены? Как всегда, вероятно…

Будут также привлечены 40 млн евро инвестиций для поддержки государственных инвестиционных проектов в объединенных территориальных общинах в рамках реформы децентрализации.  Еще 44 млн евро выделят Украине в рамках программы технического сотрудничества на 2019 г.

Представители ЕС пообещали продление секторальных и «крымских» санкций против России на следующие 12 и шесть месяцев соответственно, подтвердив тем самым ранее высказанную позицию нового председателя Европарламента Давида Сассоли, даром что тот социалист и итальянец.  В декларации также отмечена готовность Брюсселя предоставить второй транш размером в 500 млн евро в рамках Четвертой программы макрофинансовой помощи, как только будут выполнены необходимые для этого условия. Правда, технически это возможно только после выборов в Раду, поскольку требует принятия законодательных актов — но, во всяком случае, ЕС готова продолжать.

На форум не попали заболевшая Франческо Могерини и вице-премьер по евроинтеграции Климпуш-Цинцадзе, вычеркнутая из списков участников. Пресс-секретарь правительства намекнул в «Фейсбуке», что в погоне за предвыборным пиаром Климпуш-Цинцадзе сама себя вычеркнула — и  Гоголь с того света вгляделся в нее, ища сходство с унтер-офицерской вдовой. Глава же офиса президента Андрей Богдан скорее в духе пушкинского дяди, который самых честных правил: «Кабинет Министров, запомните! ПреЗедент руководит внешнеполитической деятельностью государства. Ст. 106 Конституции Украины»

Но и этот скандальчик, связанный с желанием изолировать представителя  «Европейской Солидарности» и Петра Порошенко от общения с делегацией ЕС не омрачил форум, а скорее придал живости новостям, разбавив перебранкой скучный официоз. Климпуш-Цинцадзе тоже не осталась в долгу и в эфире «Прямого» заявила, что в офисе Зеленского нет специалистов, обладающих профессиональными знаниями о евроинтеграции.

Сам же Зеленский, выступая на саммите, выразил надежду на то, что Украина за год войдет в Европу так глубоко, что сделается уже неотъемлемой ее частью, и 22-й саммит просто не понадобится. «Я и моя команда намерены действовать быстро и эффективно», — сказал он. Зеленский также попросил ЕС делать вклады в борьбу с коррупцией по возможности не столько деньгами, сколько выдачей в Украину беглых в Евросоюз коррупционеров. Конкретные фамилии названы не были, но кому-то, наверное, икнулось. Однако, поскольку в нынешней чехарде, когда суды массово отменяют свои же решения, трудно бывает разобрать, кто еще или уже, — коррупционер, а кто уже или еще, — честный патриот и жертва преступного режима, списки с фамилиями одних и других, право, не помешали бы. Вероятно, они тоже будут составлены по результатам выборов в Раду.

Можно ли, по итогам сказанного, считать саммит успешным?

С формальной точки зрения все прошло как нельзя лучше. Правда, Туск и Юнкер — уже уходящие фигуры, но, судя по позиции Сассоли, курс ЕС на сдерживание российской экспансии будет сохранен. Однако два вопроса остаются открытыми. Во-первых, насколько этот курс будет эффективен — с учетом стремления ведущих стран Евросоюза совмещать его с выгодами от торговли и экономического сотрудничества с Москвой? А во-вторых, насколько сама Украина сможет противостоять российскому напору? Оба вопроса взаимосвязаны, и если Украина сдастся и пойдет на широкие уступки Москве, ЕС прагматично исключит ее из списка направлений, на которых сдерживание России происходит в его нынешнем виде. Такие тенденции  показывают США: устав реформировать олигархические режимы и впихивать невпихуемое в демократическое и правовое пространство, в Вашингтоне задумались над тем, чтобы сбросить этот балласт Москве, предоставив ей сомнительное удовольствие сражаться с местной олигархией, которая будет разрушать и расшатывать кремлевскую диктатуру в той же мере, в какой она расшатывает сегодня европейскую демократию.

С внешней стороны особых изменений при такой смене курса может и не быть. Те же лица, с тех же трибун будут произносить те же в целом речи. Будут как-то действовать какие-то санкции, пусть и не эффективные, но обозначающие границы западного неодобрения. И даже некоторая экономическая помощь будет продолжаться. Изменятся лишь акценты: если сегодня Запад все еще пытается (он ведь еще пытается?) способствовать искоренению коррупции в Украине, чтобы сделать ее интегрируемой в ЕС, то в этом варианте нашего завтра Запад станет поддерживать всех, кто поднимет на щит формально-демократические лозунги, противостоящие советско-российским, даже если в роли демократов и правоборцев будут выступать те самые коррупционеры, к борьбе с которыми он призывает нас сегодня. Ведь эти коррупционеры, интегрированные в российские схемы, станут фактором, способствующим разложению уже России — и ее, а не Запада проблемой.

Такая смена акцентов может устроить и те из кремлевских башен, для которых Россия — лишь бизнес-площадка, в значительной степени уже выработанная и находящаяся в стадии закрытия проекта, так что тактический консенсус между Москвой и Западом вполне возможен.

Так вот, то, что мы наблюдаем сегодня в Украине, говорит о большой вероятности этого сценария. Наблюдаем же мы последовательный по всем направлениям откат назад, в 2013 г. В конце этого туннеля маячит вернувшийся из Ростова Янукович в новой шапке, отмена вынесенных в отношении него и его окружения судебных решений, причем теми же судьями, которые их выносили, и объявление Петра Порошенко и его команды виновными во всех наших бедах.

При этом устройство команды преЗедента, руководящего внешнеполитической деятельностью государства, согласно ст. 106 Конституции Украины, остается загадкой. Сам Зеленский явно ничего не решает: он не способен ответить по существу ни на один заданный ему вопрос, если ответ не выучен им заранее, а любые его заявления «из головы», распахивают бездну неосведомленности во всех областях человеческой деятельности. С этим еще можно было бы смириться, если бы качество сценариев, написанных для президента анонимным режиссером было приемлемым. Но Зеленский озвучивает заявления либо далекие от реальности, либо не несущие конкретного смысла и поддающиеся в двоякой и троякой интерпретации. Их можно даже обратить в шутку, как обращены в шутку его предвыборные обещания, и, вероятно, как окажется шуткой еще многое из того, что он сказал и скажет. За последний месяц мы не раз убеждались в том, что бывших комиков не бывает.

В любом случае эти заявления ни к чему Зеленского не обязывают.  Максима «Я вам ничего не должен» в сочетании с «Я  президент, я с вами говорю, как хочу» отразила суть преЗедентской эпохи, подобно тому, как другие максимы, такие как «Государство — это я», «Деньги не пахнут», «Интеллигенция — говно» или «Пусть ненавидят, лишь бы боялись» несли в себе суть и смысл других эпох. Впрочем, нельзя исключить, что и эти установки будут взяты преЗедентом на вооружение в дальнейшем.

Если же говорить о дне сегодняшнем, то реально работающая президентская власть в Украине отсутствует, и это не случайность, а позиция того, кто направляет действия Зеленского.  В сочетании с оживлением разного рода реваншистских и мышебратских сил, которых в Украине более чем достаточно, это породило эрозию украинской государственности, ставшую за последний месяц вполне очевидным явлением. Сценарий реализовывается на глазах, в связи с чем прошедший, 21-й саммит ЕС-Украина действительно может стать последним. В полном соответствии с пожеланием преЗедента который, согласно 106 статье Конституции Украины, — ну, в  общем, вы помните…