Большая Братская тайна

1 июля в городе Тулун, что в 200 км от Братска, 400 км от Иркутска, военные наконец начали бесплатно раздавать хлеб и воду. К тому моменту в городе, где сейчас нет ни электричества, ни работающего водопровода, да вообще мало что напоминает о цивилизации, уже работала спешно прибывшая команда вирусологов, власти успели ввести чрезвычайное положение, помимо прочего полностью запретили продажу алкоголя. Всё, как положено при ЧС. Пока не ясно, что делать с гигантскими нефтяными пятнами, которые расползаются от нескольких целиком ушедших под воду бензохранилищ и могут полыхнуть в любой момент. Взрывоопасная плёнка наплывает на 1,7 тыс. домов, которые затопило на высоту 5–10 метров, так что от большинства остались лишь крыши, торчащие из волн. Часть домов вообще снесены водой. Вместе с городом под воду ушли местный аэропорт и 14 км проходящей вдоль Тулуна федеральной трассы «Сибирь».

 

Страшная стабильность

Одно дело – слышать в новостях нейтральное слово «паводок», совсем другое – оказаться в эпицентре событий. В конце июня в реке Ия, на которой стоит Тулун, резко поднялась вода, уровень вырос до 14 м при критической отметке семь. Вообще-то 10 лет назад, в предыдущий паводок, в Тулуне укрепляли берег Ии, тогда насыпали дамбы высотой до 3 метров. Такого масштаба бедствия, как нынешний, никто не ждал.

В 2019 г. вода шутя прошла сквозь эти сооружения, дамбы не выдержали. Как рассказывают очевидцы из числа местных жителей, по прилегающим к реке районам прокатилась волна высотой до 10 метров. Город затопило, вода прибывала по несколько метров за час. По словам пострадавших, «люди не успели даже документы собрать, похватали родных и побежали. Некоторые дома поплыли вместе с людьми, была видна куча домов, которые врезались в федеральный мост и просто рассыпались под ним. Сейчас, когда вода стала на уровне моста, дома врезаются в него и остаются там, как в запруде. Но в первые сутки, когда было самое страшное, когда вода прибывала совсем сильно, МЧС даже не пахло. По новостям же получалось, что «людей просто чуть-чуть подтопило».

В официальных сводках этот апокалипсис сейчас называют «ситуация стабилизировалась». Стабильность, конечно, та ещё. Но хотя бы не воплотился худший сценарий. Пока известно про семь жертв наводнения в Иркутской области и девять пропавших без вести. Могло быть много страшнее. Три дня назад, когда стало ясно, что грандиозный паводок с каждым днём поглощает всё большую территорию, Тулун, немаленький город с населением 42 тыс. человек, собирались полностью эвакуировать. Это самое крупное из по уши затопленных поселений, но далеко не единственное. 30 июня МЧС сообщало о 28 затопленных в Приангарье деревнях и посёлках, сутки спустя в сводках их было уже 55. К 1 июля всего под воду ушло 6, 6 тыс. домов, в 33 посёлках полностью вырубило электричество, вода снесла 10 мостов, накрыла 17 огромных участков федеральных дорог. То есть на гигантской территории нет ни света, ни транспорта, посёлки отрезаны.

К счастью, такое длится обычно недолго. Неделя-другая, вода спадёт, люди постепенно вернутся в дома или то, что от них осталось; дороги расчистят; свет снова включат; начнётся восстановление. Появится время разобраться в ситуации, задав главный вопрос: как это вышло?

 

Катастрофические загадки

Что обращает на себя внимание прежде всего? Самые пострадавшие районы: Тайшетский, Тулунский, Чунский и Нижнеудинский – это по сибирским меркам в двух шагах от Братска. Но на всю страну известен даже не столько Братск, сколько легендарная стоящая на Ангаре Братская ГЭС с её крупнейшим в России Братским водохранилищем. Так же как нашумевшая в новостях река Ия – не что иное, как бывший левый приток Ангары. Бывший, потому что с появлением водохранилища она стала его притоком. От Тулуна до Братского водохранилища всего 148 км.

То есть нынешние крайне драматические события происходят не абы где, но непосредственно в зоне одного из крупнейших в мире каскадов ГЭС, которых на Ангаре четыре, и в планах пятая! Тех самых сооружений, которые, по идее, напрочь снимают риск наводнений и паводков. Это так же странно и подозрительно, как грандиозный пожар прямо в пожарной части. Кстати, нынешний паводок – далеко не первый в череде сильных наводнений, разразившихся за последние годы в этих краях. Выходит, в «пожарной части» не просто полыхает, а регулярно.

Что касается значения ГЭС для бе­зопасности, с защитой от наводнений, – всё предельно просто. Турбины ГЭС движет вода, то есть реки. Чем мощнее река, тем больше энергии. Однако реки не так стабильны, в году бывают маловодные месяцы, поэтому энергию рек, по сути, запасают в огромных аккумуляторах-водохранилищах. Заодно это позволяет тонко регулировать уровень воды, поддерживая его стабильным, не позволяя ни опускаться, ни подниматься выше нормы. Тут надо действовать аккуратно. Если вовсю раскрыть все шлюзы на дамбе, резко сбросив воду с плотины, гарантировано грандиозное наводнение на тысячи километров вокруг. Так что те, кто держит руку на этом кране, контролируют огромную и страшную силу, несут не меньшую ответственность, чем люди на АЭС.

Конечно, бывали накладки. Порой очень странные. Например, специалисты до сих пор называют самой загадочной в истории энергетики грандиозную аварию 2009 г. на втором гидроагрегате Саяно-Шушенской ГЭС. Трагедия унесла жизни 75 человек, на годы оставила Сибирь без 4, 5 гигаватт энергии, в итоге восстановление станции заняло 5 лет и обошлось в 41 млрд рублей. По Енисею тогда, после аварии, пошло громадное пятно вытекшего из затопленного машинного зала мазута, оно тянулось на 130 км. За огромный ущерб Енисею с владельца российских гидростанций, компании «РусГидро», слупили отельный штраф в 110 млн рублей.

К счастью, главного ужаса, прорыва мегаплотины, который мог убить десятки тысяч людей, удалось избежать почти чудом. Тем не менее немало экспертов до сих пор сомневаются в основном выводе официальной комиссии по Саяно-Шушенской. Отмечают, что все официальные выкладки про разрушение шпилек крышки гидроагрегата и пр. основаны на показаниях одного-единственного датчика. Тогда как восемь таких же соседних датчиков никакой сильной вибрации не отмечали. То есть тема Саяно-Шушенской не закрыта, причины аварии, возможно, были совершенно другими.

 

Счёт плотинам

Одним словом, в большой гидроэнергетике умеют, когда надо, напускать туман, и сегодня далеко не всё тайное стало явным. Что видим сейчас? Если зайти издалека, у владельца Енисейского каскада ГЭС, что неподалёку от зоны затопления Иркутской области, компании «РусГидро», были очень тяжёлые 8 лет с точки зрения роста барышей.

Причиной стала природа. Ангара, которая проходит по Иркутской области, затем Красноярской, – единственная река, которая вытекает из Байкала. По пути её последовательно цепляют мощнейшие Иркутская, Братская, Усть-Илимская, теперь и Богучанская ГЭС, построенная по велению и в исключительных интересах алюминиевого олигарха О. Дерипаски. Алюминиевая промышленность крайне энергозатратная, так что ему никуда не деться без дешёвой энергии сибирских ГЭС, это база его процветания. Все вместе сибирские ГЭС компании дают почти 30 ГВт.ч в год. Это вдвое больше выработки дальневосточных ГЭС, включая огромную Бурейскую. Сибирь с её четырьмя ГЭС даёт не сильно меньше, чем девять огромных гидростанций Центральной России. И всё это работает на металлургов. Крылатый металл алюминий – самый страшный пожиратель энергии во всей промышленности. На выплавку каждой тонны нужно до 20 МВт.ч. С учётом, что в 2018 г. предприятия О. Дерипаски выплавили рекордные 3, 7 млн т алюминия, получается, что на их производство пошло 74 ГВт.ч энергии. Это всё производство сибирских ГЭС и ещё столько же. Понятно, почему алюминиевые короли до энергии абсолютно ненасытны.

Так вот, в 1996 г. природа преподнесла сюрприз. На Байкале, который, по сути, в одиночку питает энергией всю грандиозную Ангарскую цепочку ГЭС, которая, в свою очередь, и основное топливо, и мотор алюминиевых заводов О. Дерипаски, случился многолетний засушливый период. С 1996 по 2003 г. Байкал давал только 70% обычной нормы притока воды. Простыми словами, водохранилища год от года недополучали потоки, постепенно мелели, выработка энергии, разумеется, падала. Тут экономика предельно простая: сбрасываешь на турбины больше воды, получаешь больше энергии, значит, прибыли. По расчётам, затяжной восьмилетний период великой байкальской суши в общей сложности обернулся потерей не менее 50 ГВт.ч. Это с точки зрения заработков почти два потерянных года.

Похоже, и алюминиевые олигархи, и энергетики хорошо усвоили тот урок. Теперь турбины на гидростанциях раскручивают настолько мощно, насколько это возможно. В 2018 г. «РусГидро» даже ухитрилась обогнать остальную энергетику. Если по всем источникам энергии выработка за год в РФ выросла на 1, 7%, на ГЭС она подскочила на 2, 8%, до рекордных в истории 144 млрд кВт.ч. И такой подъём у гидроэнергетиков идёт уже четыре года подряд. Конкретно сибирские ГЭС подросли очень мощно, с 25, 38 тыс. ГВт.ч в 2017 г. до 29, 544 тыс. ГВт.ч в 2018 году.

Вроде бы только радоваться. Если бы не побочные эффекты подобного роста. Если посмотреть на самые свежие данные от 1 июля по уровням воды на всех четырёх плотинах Ангарского каскада, становится предельно ясно одно. Тем, кто управляет плотинами, нет никакого дела до каких-то паводков и наводнений. Воду не только не аккумулируют в тяжёлый период половодья и дождей, как сейчас, чтобы временно понизить уровень в реках. Её, похоже, наоборот, сбрасывают всё активнее. Вот конкретные цифры. На первой в цепочке плотине Иркутской ГЭС 1 июля вода стояла на отметке 456 м (высота считается над уровнем моря), тогда как нормальный уровень – 457, потолок – 458 метров. Дальше, на Братской, воды откровенно недобирали. При нормальном уровне на плотине 402 м вода реально стояла на 392 метрах. На деле эти несколько недобранных метров – огромный объём воды. Потому что Братское водохранилище – это чудовищная масса воды с площадью озера 5, 47 тыс. кв. км, длиной береговой линии 7 тыс. км, глубиной до 150 метров! В общем, это 35, 4 кубических км (!) воды, которые в конечном счёте упираются в гравитационную плотину длиной 1, 4 километра.

Так что недостающие прямо сейчас 10 м до нормы на Братской плотине – это чудовищная, трудновообразимая масса воды. Спрашивается, куда она делась именно сейчас? В период бурного половодья, когда проливные дожди стояли столбом неделю и переполнили реки? Немыслимая масса воды внезапно «испарилась» из водохранилища как раз в тот период, когда было логично её аккумулировать как можно сильнее. Чтобы уберечь регион от потопов. Кстати, также сейчас недобирают 1–1, 5 м до нормы и следующие в очереди Усть-Илимская и Богучанская плотины. Похоже, вот и все великие тайны энергетики и всесибирского потопа. А пока президент приказал ликвидировать последствия паводка. Но пора бы приказать ликвидировать ПРИЧИНЫ этого ужаса. Того, что уже был в 2013 г. в районе Зейской ГЭС на Дальнем Востоке. Иначе кошмар сотен тысяч людей будет продолжен. А жирные коты, как и прежде, будут крутить сытыми мордами и разглагольствовать о благе Отечества. Эй – начальник?!!

Напомним, что ниже Братской ГЭС расположены ещё две…