Последняя воровка в законе: за что криминальные авторитеты убили Аглаю Демидову

«ЭКСПРЕСС газета»

Последняя воровка в законе: за что криминальные авторитеты убили Аглаю Демидову

После смерти Демидовой женщин перестали короновать как воров в законе

Каста воров в законе появилась в СССР в 30-х годах. Титулованные преступники придерживались четких «понятий»: не занимались общественно-полезным трудом, не нарушали УК, не сотрудничали с властью, не имели семьи. История знает сотни воров в законе — и лишь единицы из них были женщинами. Аглая Демидова — пожалуй, наиболее известная, и последняя «привилегированная» преступница. Почему после ее смерти в криминальной среде запретили короновать представительниц слабого пола, вспоминает «Экспресс газета».

Первые кражи

В истории Аглаи много пробелов, ставших поводом для домыслов и сочинений. Детство же воровки в законе — сплошное белое пятно. Достоверных данных о месте и годе рождения, родителях преступницы нет — но точно известно, что промышлять кражами та начала еще в юном возрасте. До 18-ти Аглая и попалась, отсидев первый срок в колонии для несовершеннолетних. «Откинувшись», с воровством не завязала, обчищая преимущественно богатые квартиры и магазины — за что вновь отправлялась в места не столь отдаленные. К 30 с лишним годам Демидова получила известность в преступном мире и статус воровки в законе — женщины не имела права участвовать в сходках, но к ее мнению неизменно прислушивались.

В последний раз Аглая села за мелкую кражу. По старой памяти она отправилась на Крестьянский рынок, где не раз обворовывала покупателей, и попалась с поличным — поймал воровку милиционер под прикрытием, в карман которого Демидова и запустила руку. С учетом прошлых рецидивов женщина получила 10 лет колонии строго режима.

Аглая Демидова на зоне

Едва оказавшись в бараке, Демидова установила свои правила: собрала вокруг себя верных «блатных» и низвергла авторитет «смотрящей» проститутки Верки Кормы. Аглая жила по воровским понятиям с одним лишь «но»: на воле ее ждал возлюбленный Тимофей Жиган. Их чувства были скреплены не браком, что запрещает кодекс воров в законе, но клятвой и кровью.

Чтобы вновь увидеть мужчину, «королева» задумала побег. Идея лежала на поверхности: попасть в районную больницу, оттуда — на волю. Решено — сделано: Демидова подкупила начальника санчасти, расплатившись с ним телом и золотыми сережками за «липовый» диагноз — туберкулез. Не учла Аглая лишь одного: Верка Корма затаила на нее обиду и использует любой шанс, чтобы отомстить. Проститутка узнала о происках воровки в законе и сообщила начальству зоны. План провалился: ложный диагноз исчез сам собой, дело замяли. Но Корма не успокоилась. Вскоре о проступке Аглаи — а интим с врачом на зоне приравнивался к сотрудничеству с властями — знали другие авторитеты, постановившие убить Демидову. И не просто убить, а с позором — лишить ее жизни поручили самой проститутке, представительнице низшей касты, что приравнивалось к раскоронованию.

орма попыталась задушить Аглаю, но сама стала жертвой: приспешница воровки в законе напала на жрицу любви, зарезав ножом. Завязалась драка, на шум прибежала охрана — и Демидова во второй раз преступила криминальный закон. Преступница напала на одну из надзирательниц, жестоко избивая, — когда ее оттащили, несчастная уже умерла.

Побег и смерть последней воровки в законе

За убийство Демидову приговорили к расстрелу. К месту суда женщину конвоировали два охранника — минуя лес, один из них решил «позабавиться» с арестанткой и повел ее в чащу. Но назад уже не вернулся: по один данным, Аглая убила его из автомата, по другим — вонзила иглу в сонную артерию. Как бы то ни было, воровке удалось сбежать.

Взгляды на дальнейшие события вновь раздваиваются. Варлам Шаламов писал, что Демидову спустя два дня все же поймали и доставили к месту суда и расстрела. Более распространена другая версия: преступница сумела добиться первоначальной цели — добраться до любимого. Но Жиган уже знал о предательстве женщины и более того — из долга пред ворами обязан был наказать Аглаю. После бурной ночи Тимофей лишил возлюбленную жизни, вонзив нож в спину. А на следующей сходке авторитеты постановили — никогда больше не короновать женщин как воров в законе.