А.ХАРЛАМЕНКО: «ПОМНЮ КАЖДОГО.  ЧТУ.  МОЛЮСЬ…»

Анна ХАРЛАМЕНКО, экс-спикер НСГ:

— О Чернобыле сделан фильм.
Чужими глазами рассказывают о трагедии, которую пережил советский народ.
Фильм снят эффектно и бьет рекорды. Его с упоением смотрят и верят, тому, что происходит на экране.
А на экране — тонкая антисоветская пропаганда навязывания старой идеологии. Но врут изощренней , использую определенную дозу правды.
Жаль, что ответить нечем. Что не сняли до сих пор и не снимут наши кинокомпании в противовес этой лжи — реальную историю Чернобыльской беды для страны, людей, для всего мира. И историю человеческого подвига, предотвратившего эту беду.

Сделано западными кинодеятелями все по кинематографически добротно. И драматургия, и режиссура, и локации, и реальные персонажи — все есть, все соответствует. А вот с правдой поиграли.

Я жила в Чернобыльской зоне. Сотрудничала с журналистами.
Мой супруг, соседи, друзья — ликвидаторы последствий аварии. Многих уже нет в живых.
Я написала об этих событиях очерк «По ком звонит очерк».
Видела и знаю, что там было.
Человеческие судьбы чернобыльцев перемолола катастрофа, но они сохранили в себе все, чтобы чтить каждого как героя.
Было там много боли, страха, смерти, были и предательство, очковтирательство, глупость, все было… Но человеческий подвиг и долг перевешивали.

ОЧЕНЬ хотелось, чтобы об этих людях с душой и правду. Вспомнили, поняли и поклонились.
Не могли они иначе.
Шли на смерть, заведомо зная, что она будет мучительной.
Шли, веруя в то, что их смерть знаменует жизнь другим.

Про Чернобыль надо честно. Или никак.
Чтобы в мозгу пульсировала мысль: благодаря им мы живы,
а не мусолилось то или иное решение властей, стечение обстоятельств, человеческий выхлоп.
Это хорошо для саспенс, для драматургических завитушек, для сверхзадачи постановщиков: возвысить или замылить подвиг, используя эффект кино. Но это плохо для истины.
В снятом сериале просматривается четко желание: покопаться в истинном героизме и сделать его жертвой. Типа, ничего у них настоящего нет, даже смерть во имя жизни имеет оборотную сторону.

Тогда НИКТО НЕ ЗНАЛ, как остановить разбушевавшийся атом, как загнать его в саркофаг и избежать массовой гибели. Делали все, что могли. И был единый порыв: спасти! Страну, мир, будущее.
Да, власть, ученые, атомщики, порой, мешкали, зарываясь в свои расчеты : опыта и аналогов не было. Не мешкал народ: пожарники, вертолетчики, шахтеры, водолазы… Они шагнули в пылающий реактор и закрыли собой брешь катастрофы, самой станции и тех, кто его обслуживал. Это все же была «война» природы с человеком. Наказание за его оплошность, вседозволенность, бездумное обращение.

О Чернобыле есть ОДНА правда — это настоящий подвиг!
Не жертвенность. Не продажа себя. Не эмоции. Не безвыходность.
А долг настоящего человека: защищать, спасать, погибать, чтобы жили другие. Чернобыльцы гибли, убежденными, в том, что спасают все человечество. И не теряли при этом человеческое достоинство.
Как раз там, в те дни четко проявились все! И отчетливо было видно, на что способен каждый. Большинство готовы были отдать все, чтобы жил мир.

ЧТО МОГУТ ЗНАТЬ ОБ ЭТОМ ЧУЖИЕ КИНЕМАТОГРАФИСТЫ?
Они слепили сюжет из открытых публикаций разного толка, прибавили к ним для развития действия эффектные драматургические приемы, смешали правду с вымыслом, подчинили все скрытой пропаганде. И потому, история кажется правдоподобной. Жаль, если в нее поверят, как в последнюю инстанцию…

Я НИКОГДА не слышала жалоб и раскаяний от ликвидаторов последствий чернобыльской аварии и их семей.
Я никогда не встречала больше таких людей, для которых собственная жизнь — это долг во имя жизни других. Они умели обнять мир сегодня, чтобы мир мог обнять их завтра.
Я никогда больше не видела смерть с улыбкой на лице и облегченным вздохом: сделал все, что мог…
Я многих уже никогда не обниму…

ПОМНЮ КАЖДОГО.
ЧТУ.
МОЛЮСЬ…