ЭПОХА КОМПРОМИССОВ. ПОЧЕМУ ЗЕЛЕНСКИЙ МОЖЕТ СТАТЬ ШАНСОМ ДЛЯ УКРАИНЫ

Сергей ИЛЬЧЕНКО, Киев

Мы должны создавать возможности из наших проблем. Больше их не из чего сделать

***

Время кенгурации

Что ж, инаугурация Владимира Зеленского, о неизбежности которой так много говорили большевики… Что, не они? Ну, хорошо, ограничимся простым «так много говорили».

Так вот,  эта долгожданная инаугурация свершилась, и украинцев можно поздравить с новым президентом, вступившим в должность. В ожидании этого события о Зеленском не высказался только ленивый, а в сетевое пространство нечаянно вошла «кенгурация», рожденная одной из его сторонниц, плохо расслышавшей незнакомое слово.

Сам Зеленский понятен, в нем нет никакой загадки. Но его понятность оборачивается неопределенностью. Ясно лишь то, что сейчас вокруг него  начнется  борьба за реальную власть, по двум направлениям: за состав новой Рады и за контроль над президентом, включая руку подписующую и рот изрекающий.

Все дело в том, что Зеленский не является политическим игроком, и вообще не готов к этой роли. Он еще долго сможет лишь озвучивать написанные для него тексты, что впрочем, не бросает тень на него самого. Зеленский в должности президента — продукт выборов, и все вопросы, если есть, следует обращать к 73% украинских избирателей. И еще: не стоит забывать, что люди меняются. Года за два-три  может измениться и Зеленский.  Он уже сегодня не тот шоумен, который смешил зал игрой на рояле — я намеренно даю ссылку, чтобы сказать: посмейтесь, и забудьте об этом.  Того Зеленского уже нет. Но и нового еще нет.

Между тем, из каждого Буратино можно вырастить как освободителя кукол, так и Карабаса-Барабаса, смотря как поливать и чем мотивировать сей росток.

Конечно, появление такой непредсказуемой фигуры означает для Украины новые проблемы, частью взамен, а частью в дополнение к имеющимся. Но в каждой проблеме всегда скрыта возможность, а контролировать кандидата в президенты и действующего президента — разные вещи.  И ни одна из украинских олигархических групп — а вся realpolitik Украины — это борьба олигархов, на которую сверху, для приличия, наброшено полупрозрачное покрывало ни на что не влияющего гражданского общества, — так вот, ни одна из этих групп не сможет монопольно удержать контроль над Зеленским-президентом, и сама писать сценарий  сериала «Президент».  Кроме того, нельзя исключать, что у Зеленского проснутся амбиции, и он начнет «тяжелеть» обретая политическую субъектность — впрочем, если это и случится, то к концу срока.  Все это вместе взятое обещает период политической чехарды, так что у  термина «кенгурация» есть шанс закрепиться, став символом  новой эпохи.

Но итогом этих разборок может быть только компромисс — и это неизбежно. По сути, перед нами сценарий Ющенко 2.0, хотя и в крайнем, невероятно гиперболизированном виде.

Внешнеполитический фон

Внутренние проблемы Украины тесно связаны и с внешним миром. А в мире наметилась тенденция к гибридному компромиссу с Россией. Европа не  желает терять выгод от торговли с Москвой, и, следом за возвращением России в ПАСЕ, неизбежно последует смягчение, а там, возможно, и отмена санкций.

При этом, все идет к тому, что санкции могут быть постепенно свернуты в одностороннем порядке, с самыми символическими уступками с российской стороны.  На фоне американо-китайской торговой войны европейские экономики слишком остро нуждаются в российском рынке.

Кто танцует президента?

Президент в Украине — не монарх, его полномочия ограничены. Заявление Зеленского о роспуске ВР, сделанное на инаугурации, уже прилетело ему в ответ обвинением в том, что свой срок он начал с нарушения Конституции.  Эти конфликты будут утрясаться в треугольнике АП — ВР- КС.  Ситуация с Кабмином пока непонятна, напомню, что премьера назначает ВР по представлению президента, который объявил ее распущенной.

В целом же, Рада неизбежно перетянула бы полномочия со слабого президента на себя. Но вывод из игры этого полюса влияния не выгоден никому из реальных игроков, и сейчас вокруг того, кто станет танцевать Зе как раз и начнется уже настоящий торг. Скандальное заявление о роспуске Рады — тоже не экспромт, а просчитанный ход, ясное предложение о начале переговоров во избежание войны между президентом и парламентом, за которой будет скрываться война группировок, и которая не нужна никому. Компромисс в этом торге неизбежен, поскольку каждая из сторон способна создать остальным достаточное количество проблем.

Не вдаваясь сейчас в анализ персоналий и взаимосвязей олигархов, отмечу лишь два принципиально важных момента. Во-первых, все  олигархи в Украине имеют экономические связи с Россией. Даже самые проукраински настроенные. Ну, так получилось. Во-вторых, все олигархи в Украине не заинтересованы в превращении ее в еще одного субъекта РФ.  Надобность в них тогда отпадет, и их выведут в расход, экономически и политически. Шансы войти в российскую элиту у них нулевые. Российская же поддержка им нужна для защиты своих интересов в независимой, пусть в большей, или в меньшей степени, но все-таки независимой  Украине. Это касается даже самых пророссийских фигур.

Иными словами,  помимо внутреннего баланса интересов, который всегда будет неустойчив, все участники будущего торга заинтересованы в сохранении связей с Россией, но вместе с тем и в гарантии сохранения независимости Украины — в той или иной степени.

Вариант отношений с Москвой, предложенный Петром Порошенко: высокий градус политического и военного противостояния, санкционная война, и одновременная торговля через посредников или контрабандой, в крайнем случае со ссылкой, сквозь зубы, на острую необходимость, и с неизбежным нагромождением вокруг всего этого коррупционных схем, изжил себя. Не столько даже потому, что в его рамках не удалось достичь компромисса между реальными игроками о пропорциональном доступе к пирогу, сколько по той причине, что общемировая обстановка перестала ему благоприятствовать. Что же до разговоров о скором, или даже среднесрочном возвращении захваченных территорий, составлявших идейную основу этого курса, то они были чистой воды пропагандой. Во-первых, это невозможно технически. Во-вторых, и слава Богу, что невозможно. Получи Украина сегодня, пусть и на самых льготных для себя условиях, разоренный Донбасс и почти в той же степени разоренный Крым, что она стала бы со всем этим делать? Такая «победа» добила бы ее быстрее чем даже прямая агрессия, и, добив, опрокинула бы в Россию.

Тем не менее, пять лет курса Петра Порошенко сыграли большую роль в консолидации украинского национального самосознания, за что экс-президент заслуживает доброго слова. Но его курс уже не годится.  Нужен новый. И вокруг нового курса, и места в его раскладе каждого игрока уже началась борьба, за абсолютно шкурные интересы.

Здесь уместно вспомнить историю с ПЦУ, в которой, как только сильный президент направился на выход, и его рука ослабла, немедленно возникла свара. Но Томос не отозвать, монополия РПЦ в Украине дала трещину — это главное. А как будут рвать друг другу глотки иерархи, что новой ПЦУ, что старой РПЦ, борясь за жирные куски, уже неважно.

Ровно такие же свары, большая часть которых будет идти под ковром, начались сейчас и между светскими олигархами. Это нормально, как и то, что все эти силы будут пытаться использовать в качестве своих инструментов те или иные группы нашего общества, разрушая их политическую субъектность и ставя себе на службу в качестве объектов влияния. Думающей же части общества — не буду уточнять, какой процент она составляет, следует в этих условиях предпринять усилия для объединения, поскольку конфликт олиграхов открывает окно возможностей и для гражданской консолидации.

Границы возможного компромисса

Их определяют не только интересы групп влияния, но и позиции внешних игроков. Они достаточно широки, но крайности, как в виде жесткой борьбы за возврат территорий, так и полной сдачи Украины Москве, в стиле позднего Януковича, сегодня исключены.

Тем не менее, в Украину из России потянутся беглецы из домайданной эры, и Андрей Портнов  среди них — первая ласточка, прилетевшая разведать погоду. Воспряла и вся затаившаяся антимайданная и промосковская нечисть. Так что в плане чисто моральном патриотов Украины ждут непростые времена, и к этому надо быть морально готовыми.

Но эти перемены скорее внешние. Антиукраинская пятая колона никуда не уходила, она жила рядом, и потихоньку работала, хотя и тайно. Сейчас, когда она полезет греться на летнем солнышке, ее будет удобно пересчитать.

Разумеется, эту публику будут использовать и в уличном противостоянии. Но проукраинские силы за пять лет тоже консолидировались. Тем не менее, нас ждут конфликт и борьба, и в ней, как и на всякой войне, нужно видеть границы достижимого.

Итак, мы не сможем отстоять санкции. Мы можем также забыть на весь обозримый период времени о возврате захваченной части Донбасса и о Крыме. Это — наши чистые потери. Но тот, кто сменит Климкина на его посту, или сам Климкин, который, что бы там ни говорил Зеленский, может еще  и остаться главой МИД, поскольку торги вокруг Кабмина впереди, сможет продвигать идею о том, что простое снятие санкций сделает позиции России и пророссийского лобби в ЕС непропорционально сильными. Дать России экономическую отдушину можно только забрав у нее что-то важное взамен, но что-то такое, что не причинило бы ущерба экономическим интересам ЕС. Вступление Украины в НАТО стало бы равноценной заменой. Ранее это было невозможно, поскольку Украина претендовала на Крым, который Россия объявила своей территорией.  Размен же неофициального отказа от претензий на возврат Крыма на вступление в НАТО позволил бы европейцам сохранить лицо, снимая санкции, и гарантировал бы Украину от прямого конфликта с Россией. Под НАТОвский зонтик Москва не полезет, а вывод из-под санкций увязанный по времени со вступлением в НАТО не позволит ей предпринять что-то в хрупкий переходной период.

Такой размен был невозможен при Порошенко: ЕС еще не устал от санкций, а торговая война США с Китаем не достигла сегодняшней остроты.

Украинское общество тоже было не готово тогда к таким действиям…. Оно, впрочем, и сейчас к ним не вполне готово, так что политик, рискнувший поддержать такие шаги, рискует уйти из власти политическим трупом. Впрочем, он может уйти и спасителем Украины, тут уж как повезет, но риск велик, и самостоятельная фигура не станет так рисковать. А вот Зеленского вполне могут послать на эту миссию.

Что же касается баланса интересов, то такой поворот должен устроить всех украинских игроков. Пророссийским — так вообще раздолье: можно все кроме георгиевской ленточки, и нет риска проснуться в России. Европу тоже должно все устроить. Москва может поупираться, но отмена санкций — это весомый аргумент.

Что же до возврата территорий, то отказ от него ничего не значит. Как отказались, так и возобновим претензии, но лишь тогда, и если для этого настанет время. Международные договора действуют до тех пор пока они подкреплены силой, в чем Украина убедилась, наивно купившись на Будапештский Меморандум. И если Россия ослабеет, а Украина будет сильна, мы сможет вернуть себе все, что захотим — в той мере, в какой будем сильны. И не только потерянный кусок Донбасса и Крым, но и Таганрог, и Кубань, да хоть Дальний Восток, населенный в основном этническими украинцами. Хотя, если подумать — оно нам надо? Может и не все подряд стоит возвращать? И, уж во всяком случае — не со всем подряд населением, которое там живет.

А если Украина не будет сильнее России — мы никогда не вернем этих потерь, ни при Путине, ни после Путина. Все, как видите, довольно просто. Сейчас же нам важно сохранить Украину, это важнейший приоритет. А вариант размена претензий к России на НАТО, похоже, единственно возможный выход из тупика в котором мы сегодня оказались.

Могут ли быть другие варианты компромиссов? Могут, но для Украины — для ее независимости и целостности, они хуже. Так что разумной и патриотичной части общества следует поддерживать этот, самый рациональный сегодня вариант, не позволяя утопить его в воплях «зрада» и популистской демагогии.

Что же касается остальных составляющих олигархического компромисса, которые будут реализованы руками Зеленского, то Игорь Коломойский получит все мыслимые компенсации — естественно, за наш с вами счет, и, скорее всего, от греха отбудет из Украины навсегда, оставив своего протеже прикрыть его отход.

Еще нас ждет пакет непопулярных реформ в пиночето-тетчеровском духе: полное сворачивание остатков советской социалки, и  компрометация самой идеи социально ориентированного государства. Но если при этом мы все же вступим в НАТО, обеспечив себе тем самым перспективу вступления в ЕС, то кое-что из этих потерь можно будет потом отбить назад.

Если нет — нас ждет молдавская застойно-олигархическая модель: де факто сдача Крыма ввиду отмены санкций, долговременная консервация конфликта в ОРДЛО, изматывающая нас экономически и морально, и безнадежное для большинства населения лавирование между Россией и ЕС.  Ни один коррупционер при этом не пострадает, система придет в прежнее равновесие, Зеленский уйдет, досидев срок, а, возможно и до срока, сопровождаемый проклятиями своих вчерашних поклонников — впрочем, ему они будут безразличны, поскольку пожизненное место в жюри Евровидения, с титулом «известный шоумен, экс-президент Украины» он себе уже заработал.