ВАЛЕРИЙ ФЕДОРОВИЧ ЗАЯВИЛ О ЛИЧНОЙ ВЕНДЕТТЕ

Валерий РЕНИЦЭ, журналист:

  • Не стоит, наверное, потешаться над потерявшим лицо и совесть бывшим политиком, который согласился на выгодное ему интервью в силу короткой коллективной памяти. Не стоит, даже если временем публикации интервью выбрана избирательная кампания. Принудил, однако, к размышлениям весьма забавный случай на улице Пушкина, свидетелем которого я стал года два назад.

Бывший премьер Молдовы Валерий Фёдорович Муравский появился ниоткуда на пороге Дома печати, как Терминатор из будущего, и изо всех сил стал трясти за плечо моего приятеля-тележурналиста, отчитывая того за последнюю передачу. Охреневший от абсурдной сцены приятель позже рассказал мне, что хорошо знает забытого правителя, писал о нём только хорошее и даже давал бесплатные советы, когда Муравский начал строить свою нелепую, похороненную затем партию.

Выходит, что руливший в начале 90-х позорной приднестровской войной и алчной приватизацией народного имущества экс-премьер Муравский предпринимает очередную попытку вернуться в строй? Свою мечту он связывает теперь не с предвыборной политической борьбой, а с почти мистическим событием. На днях, отвечая на вопросы reporter.md, он рассказал о невероятном сценарии молдавского бунта.

План выглядит примерно таким: открывается секрет «кражи миллиарда» и возмущенный народ сметает всё на своём пути, расчищая трон для новой, от бога, руководящей элиты. И тут на белом коне или на тракторе с прицепом яблок выезжает бывший честный премьер! Иначе, зачем семидесятилетнему бизнесмену-садоводу изо всех сил дуть в горн восстания?

Муравский признаёт себя повивальной бабкой нашей олигархии, ведь её рождение – результат проекта приватизации 90-х. Но несмотря на явную улику, Валерий Фёдорович называет ответственными за капиталистический бардак коммунистов и демократов. Как вытекает из его интервью, у него имелся более гуманный план приватизации, отвергнутый парламентом.

Хотя было ясно, что приватизация приведёт к краху экономики и обнищанию населения, премьер возмутился тогда по-своему, т.е. по-советски: твёрдо, принципиально, но на кухне. Муравский мог бы подать в отставку хотя бы из-за неоправданных жертв странной войны на Днестре. Вместо того он замутил страшную вендетту против скинувших его. И вот, видимо, настало её время.