ГАГАУЗИЯ: ВО ИМЯ «ЗАВТРА» ЕДУ ВО ВЧЕРА

ИЗ ЖУРНАЛИСТСКИХ АРХИВОВ

ноябрь, 2011-го

«Очень трудно прогнозировать будущее, но еще труднее изучать современность, — считает руководитель Центра по изучению межэтнических отношений (Москва), зам. директора Института этнографии и антропологии Российской АН, академик М.Н. ГУБОГЛО. — Вместе с тем, в изучении существующих тенденций в обществе нельзя ограничиваться только современностью. Важно знать историю, культуру, нравы и обычаи. Состоявшийся в Комрате (столица АТО Гагаузия в составе Республики Молдова) Международный молдавско-российский научно-практический симпозиум на тему «Культура адаптации и адаптация культуры» приобщил к изучению трансформационных процессов в современном мире более 50-ти ученых, педагогов и политиков РМ. В том числе и башкана АТО Гагаузии государственного деятеля новой формации МИХАИЛА ФОРМУЗАЛА.

 Кстати, в докладе «Изящность как глобальный принцип гуманизации» научный работник из Кишинева Л. БОТЕЗАТУ заметила, что словосочетание «культурная революция» парадоксально, ибо «там, где есть культура, там не нужны никакие революции». Что, на мой взгляд, не лишне напоминать всем нам время от времени. Чтобы поменьше искали врагов, а побольше строили. Хотя бы крепкую семью для начала…

Инициатором и душой этого симпозиума был, конечно, московский профессор Михаил ГУБОГЛО. Его труд «Апология труда в менталитете гагаузов» заставляет задуматься о многом. Что же это такое — апология труда и культура адаптации? Стоит ли вообще нам что-то восхвалять? (Апология — это «восхваление, защита»). И уж тем более к чему адаптироваться, приспосабливаться. Что он об этом думает?

— Михаил Николаевич, как в данном случае может быть связана наука с политикой?

— Гагаузия становится важной точкой соприкосновения, мостом в оптимизации российско-молдавских отношений. Чрезвычайно интересные материалы по постмодернизму, по молдавскому национальному театру, по переводной литературе и мн. др. работы, представленные на конгрессах и опубликованные в двух томах, открывают всем нам глаза друг на друга, на то, что мы живем под одним небом. Зачем нам, молдаванам и гагаузам, необходимо сильное настоящее? А для того, чтобы иметь в будущем славное прошлое. Лучше поэта Евгения Евтушенко здесь не скажешь. Поясню его стихами из поэмы «Казанский университет»:

«…И по себе, такому и сякому,

На скорость и на качку не ворча,

Я на подножке мчащего сегодня

Во имя «завтра» еду во «вчера».

Этнологи, историки, антропологи занимались этим тоже: во имя «завтра» смотрим во «вчера». Потому что без славного нашего «вчера» не может быть и не будет нашего надежного «завтра»!

— Д-р Губогло, почему «Апология труда»? Весьма необычное сочетание слов.

— Могу сказать так: апология — это гимн, песнь во имя чего-то, а труд – это основа жизни, радость созидания. У меня это и есть — восхваление трудолюбия как национальной черты моего народа. Трудолюбие как манифест, как религия, как ценность, как необходимость. Меня эта тема заинтересовала еще в детстве, а как ученый я ее развил и не устаю восхищаться созидателями-тружениками, умеющими мечтать и работать.

— В чем заключается главная мысль вашего научного труда?

— Во все времена, поскольку в Буджаке не было алмазов, нефти, газа и т.п., а была только почва, шанс для выживания народа был минимальный – трудиться на земле. Поэтому апология труда — это технология выживания там, где изначально нет никаких природных богатств.

— Что вы имели в виду, когда упомянули свое детство в связи с этой темой?

— В своей работе я утверждаю, что гагаузский народ очень трудолюбивый. Это основано также на моих личных впечатлениях от событий, когда мне было 10-16 лет. 1949 год. Эшелоны, нагруженные тысячами гагаузов, болгар, молдаван были депортированы в районы Сибири. Дома остались ухоженные виноградные поля, комбайны с кукурузой, полные винные бочки в подвалах. Приехали без ничего на чужую землю и начинали все с нуля. 1953 год. Умер «вождь». И уже к 1957 году у всех сосланных там, где я жил, появились коровы, лошади, овцы, а некоторые даже успели построить дом из бревен. Т. е люди, лишенные буквально всего, в течение нескольких лет поднялись там, и их снова можно было раскулачивать. В то время был такой обидный для меня, комсомольца, термин – кулаческий дух… Но, тем не менее, он, как видно, в генах. Меня все время мучил вопрос, почему именно эти люди, с 1949 по 1956 гг., в холодной Сибири снова стали кулаками, т е богатыми? Вот поэтому я решил обратиться к изучению феномена труда, исследовать проблему, которой у нас почти никто не занимался.

— Московская прописка – это результат репрессий вашей семьи или нечто другое?

— Это результат учебы в МГУ им. М. Ломоносова. В Москву я приехал в 1959 г. уже из Чадыр-Лунги, где родился в 1938 г.

— Ваш Центр далек от политики и «грязных» политических игр?

— Нет, ничего подобного. Сотрудники нашего Центра не раз были авторами ряда законов по национальной проблематике. Я сам в качестве эксперта Госдумы РФ по этно-государственным и межэтническим вопросам был соавтором российского закона о национально-культурной автономии. Что касается второй части вопроса, то скажу следующее: нет, политика не грязная, грязными могут быть только некоторые политики. Сама политика — это очень полезная и интересная область жизни, сфера применения талантов, способностей, воли и личностных устремлений. А главная цель истинных политиков всегда была и остается в том, чтобы помочь людям не превратиться в зверей, а жить в цивилизованном, мирном, культурном обществе. Это значит – каждому из нас надо научиться вырабатывать в себе культуру адаптации друг к другу, к обстоятельствам.

— Как звали ваших родителей? Чем они занимались?

— О-о… Спасибо за вопрос. У меня необыкновенные родители. Мама — чудесная женщина, у нее была очень красивая фамилия Стойнова, а звали ее Димитра. Папа — Николай Петрович. Когда я о них думаю, у меня на душе становится еще светлее. Они занимались в Сибири сельским хозяйством, коневодством. Всю жизнь трудились не покладая рук. И поэтому никогда не знали бедности…

***

— В настоящее время насчитывается более 700-ти определений понятия культуры, — сказал на симпозиуме в своем научном докладе «Культура социально-экономических преобразований в постсоветский период» ученый и политик П.М.ПАШАЛЫ, — но все они связаны с человеческой деятельностью. Человек создает, сохраняет и распространяет культурны ценности. Современные культурологи неизбежно обращаются к археологии культуры, выявляют ее генезис, функционирование и развитие, раскрывают способы культурного наследования и устойчивости. Академик Д. Лихачев доказывал, что культура движется вперед преимущественно путем накопления, приумножения, а не отталкивания от прошлого. Уважение к разным сторонам культуры, к разным ее формам — вот черта истинно культурного человека. Для нынешнего состояния общества, возможно, характерен новый подход к этому вопросу, но основные постулаты в подходе к культуре человеческого общества были, есть и будут неизменны. Несмотря ни на что.

Трудно не согласиться с таким выводом человека, который много работал агрономом, получил образование политолога, в совершенстве владеет компьютерным программированием и азами социологии, немало занимался бизнесом, возглавлял Народное Собрание Гагаузии в самое сложное время — на этапе становления автономии (1995-1999). Ныне Петр Михайлович Пашалы занимает пост директора Торгово-промышленной палаты Гагаузии (филиал Палаты РМ), но, как он выразился в беседе, проработав 4 года в политике, по-настоящему полюбил историю, накопил ценные архивы и… стал заниматься наукой. Тем более что рядом такой мудрый и преданный идее наставник. Оказывается, профессора М.Н. Губогло он знает «всю жизнь», т.к. Михаил Николаевич сам чадыр-лунгский (Чадыр-Лунга — город в Гагаузской автономии)и с его отцом вместе ходили в школу, дружили. Эстафета поколений продолжается!

Вот если бы подобные научно-практические симпозиумы чаще посещали заинтересованные политики… Ведь еще мыслитель, психолог, писатель Ог Мандино о роли научных знаний писал: «Когда я буду последовательно читать и перечитывать «свитки», я не позволю себе ни сокращать чтение, ни относиться к посланию легкомысленно из-за его простоты. Чтобы наполнить вином всего один кувшин, выжимают тысячи ягод, а кожуру с мякотью выбрасывают птицам. И так же с виноградом вечной мудрости. Многое было отобрано и брошено на ветер. В предложенных словах содержится лишь чистейшая мудрость. Я буду пить ее, как предписано, не пророню ни капли, и семена успеха проникнут в меня».

Татьяна ДОБРЫНИНА.