РУМЫНИЯ: МЯТЕЖ ИЛИ РЕВОЛЮЦИЯ?

Румыния: мятеж или революция?

Нынешний конфликт в Румынии должен быть разрешен до конца года, а компромиссы не просматриваются вовсе — с января 2019-го к Бухаресту на полгода переходит председательство в Евросоюзе. Отмена такого перехода породила бы невероятных масштабов скандал. Но и доверить коррупционерам играть ключевую роль в решении масштабных европейских вопросов тоже невозможно.

Митинг 10 августа в Бухаресте численностью до ста тысяч человек, участники которого потребовали отставки правительства и досрочных парламентских выборов, закончился силовым разгоном. Против митинга, начинавшегося как мирное выступление, был применен весь набор силовых инструментов, имевшихся в их распоряжении МВД: газ, водометы, резиновые пули и дубинки, и даже стрельба в толпу из пистолетов. Число пострадавших только официально составило 440 человек, включая девятерых жандармов.

Но протестующие, среди которых было необычно большое число экстренно прибывших в страну представителей диаспоры сумели дать силовикам жестокий отпор заставив из отступить и разоружив тех, кто попал к ним в руки. В воздухе явственно запахло событиями 1989 года и правительство социалистов при виде призрака расстрелянных Николае и Елены Чаушеску в очередной раз предпочли отыграть назад.

Инициативу немедленно перехватил президент Клаус Йоханнис. Он публично осудил жесткие действия жандармерии и потребовал объяснений от главы МВД и возбуждения уголовных дел против жандармов, превысивших свои полномочия. Это сразу изменило настроения силовиков, которые поняли, что социал-демократы не только не станут их покрывать, но и с легкостью пожертвуют ими, списав все на эксцесс исполнителя – лишь бы вывести из-под удара себя любимых.

Фото: EPAUPG

Как следствие, второй митинг 11 августа прошел мирно. Одновременно волна протестов накрыла все без исключения крупные города Румынии: Бухарест, Тимишоару, Арад, Клуж, Орадя, Брашов, Сибиу, Констанцу, Галац, Крайову, Яссы, и десятки более мелких.

В настоящее время протесты приняли относительно мирный характер, а жандармы ведут себя крайне осторожно, выходя в оцепление без спецсредств и бронежилетов.

Но это затишье крайне неустойчиво. Конфликт, породивший его, остается неразрешенным.

«Левые» против антикоррупционных законов

Суть конфликта, выплеснувшегося на улицы, притом, не только в Бухаресте, но и во всех хоть сколь-нибудь значимых румынских городах, можно свести к одной фразе: в стране началась европейская революция. Бои ведут две генерации политиков: уходящая постсоветская, в лице правящей коалиции Социал-демократической партии и Альянса либералов и демократов. И идущая ей на смену европейская, которую представляют президент Клаус Йоханнис и возглавляемая им Национальная Либеральная партия, находящаяся в меньшинстве как в нижней Палате депутатов, так и в верхнем Сенате. Уличное противостояние — лишь отражение этой борьбы в верхах.

Конфликт между двумя политическими силами порожден концептуально разным отношением к развитию политического класса Румынии. Левая коалиция желает зафиксировать на неопределенно долгое время ситуацию, когда статус политика обеспечивает защиту от закона, давая возможность эффективно участвовать в незаконных и полузаконных схемах обогащения. Йоханнис и его партия выступают за европейский подход: строгий контроль за всеми политическими игроками, борьба с коррупцией, полное вытеснение из политики лиц с сомнительным прошлым.

Клаус Йоханнис прибывает на заседание Европейского совета в Брюсселе, 19 октября 2017.

Фото: EPA/UPG

Клаус Йоханнис прибывает на заседание Европейского совета в Брюсселе, 19 октября 2017.

История развития нынешнего противостояния весьма любопытна и поучительна.

В 2012 году социал-демократы и национал-либералы, вместе с третьей — Консервативной партией, образовали Социал-либеральный союз, выигравший сначала региональные, а затем и парламентские выборы. Однако их возможности идти общим путем были уже практически исчерпаны и вскоре после выборов союз распался. Национал-либералы вышла из правящего альянса и 25 февраля 2014 года присоединилась к оппозиции.

Затем, в ноябре 2014 года социал-демократы и национал-либералы (и те и другие — в составе партийных альянсов), сошлись в схватке за президентское кресло. Победа осталась за национал-либералами: их лидер стал президентом Румынии.

Но социал-демократам удалось отыграться на парламентских выборах два года спустя. На фоне рекордно низкой явки, не достигшей и 40%, они получили самый высокий, за все время существования их партии, результат — более 45%. Это на 25 % превышало результат национал-либералов, выступавших в качестве их основных оппонентов. Причиной низкой явки стало двойное разочарование проевропейского электората: во-первых, в деятельности парламента 2012 года избрания, а, во-вторых, в неспособности президента оказать существенное, с точки зрения его сторонников, влияние на общую политическую ситуацию.

Иными словами, сторонники европейского пути на выборы просто не пошли. Не оправдались и надежды на голоса европейской диаспоры: из почти трех миллионов граждан Румынии, находившихся за пределами страны, проголосовало чуть более 100 тысяч. Зато ностальгисты по советским временам пришли на выборы массово — и исправно проголосовали за популистские обещания.

В итоге, в обе палаты парламента пришли люди с уголовным прошлым и настоящим, много лет прикрывавшиеся от закона депутатской неприкосновенностью, и намеренные сохранить для себя эту возможность и в дальнейшем.

Так, лидер социал-демократов Ливиу Драгня весной 2016 года был приговорен к двум годам тюремного заключения условно за фальсификацию результатов референдума по импичменту экс-президенту Траяну Бэсеску. Его предшественник, экс-кандидат в президенты на выборах 2014 года, Виктор Понта, был вынужден уступить место Драгне из-за громкого коррупционного скандала, и избежал судебного приговора только благодаря солидной политической «крыше». Лидер Альянса либералов и демократов Кэлин Попеску-Тэричану в этот же период обвинялся в даче ложных свидетельских показаний. И такие пятна в биографии среди депутатов левой коалиции были правилом, а вовсе не исключением.

Ливиу Драгня ( в центре)

Фото: noi.md

Ливиу Драгня ( в центре)

Дополнительные трудности социал-демократам и их союзникам по коалиции создал президент Клаус Йоханнис. Еще до начала избирательной кампании он заявил, что отвергнет любую кандидатуру премьер-министра, если у него обнаружатся проблемы с законом, прошлые или настоящие. Это породило большие трудности с выдвижением подходящих кандидатур, как сразу после выборов, так и в дальнейшем: с ноября 2016 в Румынии сменилось уже четыре, считая с и.о. Михаем Фифором, премьера.

Придя к власти, социал-демократы немедленно и вполне предсказуемо начали энергичные попытки демонтажа антикоррупционной системы, выстроенной в Румынии за последние годы. Уже в январе 2017 они попытались помиловать группу функционеров и политиков, осуждённых по статьям о коррупции и превышении полномочий, а также внести поправки в уголовный кодекс с целью исключения ряда действий, ранее подпадавших под эти статьи, из перечня криминальных. 

Европейская часть избирателей, сообразившая, наконец, к каким последствиям привела их пассивность на выборах в парламент, ответила на это уличными протестами. Левые отступили, принеся в жертву премьера Сорина Гриндяну. В дальнейшем эта тактика повторялась: очередная атака на антикоррупционную систему, протесты в ответ, смена премьера и отступление перед новой атакой. 

Несмотря на интенсивное гражданское сопротивление, левой коалиции все же удалось сильно расшатать антикоррупционную систему Румынии. Наибольшим их успехом стала отставка 9 июня нынешнего года легендарной Лауры Кевеши, исполнительного прокурора Национального антикоррупционного директората, занимавшей эту должность с 2013 года.

Отставка Кевеши вызвала новую волну уличных протестов, но очередной премьер, социалистка Василика Дэнчилэ все-таки усидела в своем кресле. Весьма вероятно, что это случилось по банальной причине: у социалистов иссяк запас возможных кандидатур на премьерский пост, не имеющих явного уголовного прошлого.

Как бы то ни было, но переждав протесты левая коалиция предприняла следующий шаг, направленный на демонтаж антикоррупционной системы. Она начала обсуждение в парламенте ряда законопроектов, направленных на сворачивание полномочий судов в ходе рассмотрения ими дел, связанных с коррупцией. Предполагается также освободить от уголовного преследования чиновников, чья деятельность нанесла государству ущерб на сумму менее 44 тыс. евро и помиловать всех заключенных, осужденных по коррупционным делам на срок до пяти лет.

И люди снова вышли на улицы. О чем упомянуто в начале статьи.

Фото: EPA/UPG

В ЗАГС или к прокурору?

Завершение нынешнего противостояния в Румынии не может быть компромиссным. Для каждой из вовлеченных в него сторон проигрыш означает полный крах, а ничья невозможна.

Постсоветским элитам в Румынии сегодня некуда деться, они находятся в положении человека, скачущего верхом на тигре, для которого попытка слезть — смерти подобна. Если они не сумеют развалить антикоррупционные механизмы и сбить протестный накал, то их просто вскоре спишут в утиль. Поэтому самым желанным для них вариантом была бы дискредитация протеста: немотивированное насилие со стороны протестующих — и вынужденный ответ жандармов. Не исключено, что попытки таких провокаций будут вскоре предприняты.

Кроме того, социал-демократы наверняка начнут искать поддержку внешнюю. Где – можно только предполагать.

С другой стороны, некуда деться и проевропейским силам Румынии: в случае проигрыша их разгромят и выкинут из политики. Так что противостоящая коррупционерам сторона также настроена очень серьезно. И за нынешней волной протестов чувствуется мощная поддержка – как организационная, так и финансовая. Ведь предыдущие попытки левой коалиции демонтировать антикоррупционные механизмы вызывали не меньшее возмущение граждан, но ничего подобного сегодняшним масштабам вовлеченности диаспоры в протестный процесс не наблюдалось. Сам факт того, что диаспора в необычно большом количестве, побросав все свои дела, приехала в Румынию и приняла участие в протестах, обеспечив качественное изменение ситуации, выглядит необычно.

Хотя каких-либо явных признаков стороннего вмешательства нет, но нельзя исключать и того, что к чистке румынских «авгиевых конюшен» присоединились, не афишируя этого, некие силы в Германии и США, которые решили аккуратно ускорить процесс смены элит. 

Невозможно отступать и тем, кто поддерживает проевропейские силы в ЕС: с января 2019-го к Румынии на полгода переходит председательство в Евросоюзе. Отмена такого перехода породила бы невероятных масштабов скандал, с самыми непредсказуемыми последствиями. Но и доверить коррупционерам играть ключевую роль в решении масштабных европейских вопросов (таких как Брекзит, миграционная политика, наконец, принятие бюджета Евросоюза на ближайшие семь лет размером более 1 трлн. евро!) тоже невозможно.

Это означает, что нынешний конфликт должен быть разрешен до конца года, а компромиссы не просматриваются вовсе.

Все будет идти в рамках известной фразы из «Кавказской пленницы»: «или я ее поведу в ЗАГС — или она меня к прокурору».

Сергей ИЛЬЧЕНКО, Киев