Р.ШЕВЧЕНКО: «ПРОИЗОШЛО ЭТО ДОСТАТОЧНО НЕОЖИДАННО»

24 года назад в Молдове был введен собственный лей. Новый опрос «Гагаузских Ведомостей»: «Что вы помните об этом? Как это отразилось на вашей жизни».  Специально для нас отвечает:

Руслан ШЕВЧЕНКО, доктор истории:

  • В те дни я был студентом 3-го курса истфака Молдавского Госуниверситета и неплохо помню то время. Уже тогда я знал, что обсуждение идеи введения молдавского лея шло в 1991-м году, но, хотя в 1992-м молдавская национальная валюта была отпечатана во Франции, из-за противодействия тогдашнего главы НБМ Л.Талмача, опасавшегося «неконтролируемого роста инфляции» она не была введена.

Тем временем происходило быстрое падение уровня жизни населения, люди «привыкали» к чудовищным для мирного времени зарплатам в десятки, а то и сотни тысяч тогда еще рублей, которые, к тому же, постоянно обесценивались, цены на базарах и в магазинах росли не по дням, а по часам, подчас уже днем цена на рынке была выше, чем утром.

Сам я получал как студент во второй половине 1993-м году 87 000 рублей (1 купон был тогда равен 1 рублю), и это была хорошая стипендия, так как учился я хорошо. Но для нормальной жизни это была ничтожная сумма, тогда для этого нужно было получать минимум 200-300 000 рублей (минимальная зарплата в августе 1993 г. была установлена на уровне 50 000 купонов/рублей).

Одновременно с рублем, постепенно заменявшимся на купоны (в сентябре 1993 г. появились даже купоны номиналом в 5000 рублей) стали внедряться и монеты номиналом сначала в 1, а затем и в 5 лей (эта монета была равна 5000 купонов), но они были тогда довольно редкими — основная часть денег были тогда бумажными ассигнациями.

Начало быстро расти число обменных валютных касс и филиалов коммерческих банков, что тоже говорило о подготовке к переходу на собственную, молдавскую валюту. Но в то время население страны этого еще не понимало. Хотя о скором введении национальной валюты говорили и в 1992-м, и в 1993-м, и немало сообщали о подготовке к этому в СМИ, однако произошло это событие достаточно неожиданно для основной массы жителей страны 29 ноября 1993 г., причем обмен купонов на леи — из расчета 1000 купонов-1 лей, тоже должен был происходить в максимально короткие сроки — уже в первые дни декабря он должен был быть завершен.

Кроме того, было ограничено количество купонов, подлежавших обмену — не более 70 000 от 1 человека. Это создало невероятный хаос в банках и обменных пунктах. Однако когда этот кавардак, наконец, завершился, мы увидели почти «советские» цены, только уже в леях, и не настолько стабильные: даже на лей тогда еще можно было купить довольно много.

Относительно стабильным, мало изменявшимся вплоть до кризиса сентября 1998 г., оставался и курс доллара — первоначально он был определен на уровне 3,83 лея за 1 доллар.

После шока первых дней жители страны наконец, начали привыкать к собственной, сравнительно стабильной национальной валюте и к прекращению постоянных спекуляций с ценами на рынках и в магазинах. Для того времени и это уже считалось совсем немалым.