ПРАЙС-ЛИСТ НА ЗОНЕ

Тюремные контрасты в Молдове: У блатных стол ломится от еды и «евроремонт» в камерах, а простые заключенные даже пожаловаться боятся

Достаточно иметь деньги, и даже за решеткой можно создать очень комфортные условия пребывания.

crimemoldova.com

У ЗАКЛЮЧЕННЫХ в молдавских тюрьмах все, как в обществе, мир делится на бедных и богатых. Пока одним приходится выживать в жутких условиях, признанных таковыми Комитетом ООН, другие радуются содержанию, которые могли бы позавидовать многие из тех, кто находится на свободе.

Речь идет о так называемых «блатных», особой категории заключенных, следующих собственному кодексу законов, разработанных криминальными авторитетами в середине прошлого века. Этот свод правил исключает любое сотрудничество c властями, особенно с представителями правоохранительных органов или сотрудниками тюрем.

Абсолютным лидером «блатных» в молдавских местах лишения свободы является вор в законе Владимир Москальчук, известный как Макена. Он не стесняется сотрудничать с органами правопорядка, если ему это выгодно, а еще собирает деньги с рядовых заключенных.

Большая часть тех, кто хочет попасть в категорию «блатных» не должна отвечать каким-либо требованиям, им нужно просто заплатить Москальчуку. В среднем, ставка составляет примерно 1500 евро. Цены зависят от того, какое место займет заключенный в криминальной иерархии.

Дороже всего обойдется должность «положенца», это своего рода начальник тюрьмы, которого назначает вор в законе. Заплатить за нее придется 25 тысяч евро. По данным crimemoldova.com, Москальчук готов принять в качестве оплаты брендовые вещи или деликатесы.

Как живется Макене и его товарищам за решеткой

Владимир Москальчук отбывает наказание в пенитенциаре №15 в Крикова. Макена живет в одноместной камере площадью 20 квадратных метров с евроремонтом и мебелью класса люкс. По слухам, у него есть кресло с вмонтированной кнопкой, чтобы вызывать обслуживающего его заключенного.

В период 2005-2009 годов Москальчук отличался образцовым поведением, за что администрация тюрьмы поощрила его 10 встречами с родственниками. В то же время, за нарушение режима задержания, Макена был наказан всего один раз, он получил выговор.

В 2016 году один из руководителей тюрьмы № 15 организовал для Москальчука прогулку на автомобиле по столице. Это единственный случай, когда власти зафиксировали нахождение Москальчука вне тюрьмы.

Также в пенитенциарном учреждении №. 15 находится, Лилиан Кирика, он же Лилик. Он считается правой рукой Макены, хотя и живет в чуть более скромных условиях. Раньше Лилиан Кирика был «положенцем» в тюремной больнице №16 в Прункул. Его «награждали» длительными встречами с родственниками за ремонт туалета на собственные средства.

В тюрьме Крикова отбывает наказание Андрей Ефременко, он же Белый, еще один приближенный Москальчука, бывший «положенцем» в пенитенциаре № 13, а затем «смотрящим» в тюрьме № 15. Ефременко живет на широкую ног. С одной стороны, у него высокое положение среди заключенных, с другой, он капитан тюремной футбольной команды. Поговаривают, что и остальные игроки относятся к касте «блатных».

Виталий Гушан, известный под псевдонимом Борода, очередной приближенный Москальчука. У него в камере есть электротехника, современный мобильный телефон, да и алкоголь со стола никогда не исчезает.

Между тем, Москальчук не раз приказывал своим подчиненным не употреблять алкоголь и наркотики, заниматься спортом и вести здоровый образ жизни.

Александр Коваль, он же Шалун, отбывает наказание в пенитенциаре № 2 в Липканах. Он был приговорен к 19 годам лишения свободы за торговлю людьми. Раньше он работал в правоохранительных органах, но «пятно» в биографии не помешало ему стать «положенцем».

Неплохо живется и Ливию Малаю. На одной из длительных встреч с родными он заставил другого заключенного нарядиться в национальную одежду и прислуживать, будто в ресторане.

За женщин из тюрьмы №13 отвечает Лаура Ленова. Под свое крыло она взяла многих заключенных, получая в ответ деньги, вещи или услуги. И ее стол никогда не пустует.

Как живут обычные заключенные

Осужденные, которые не относятся к «блатным», содержатся в жутких условиях и ютятся в переполненных камерах. Администрация от них отмахивается и говорит, что денег на обустройство нет. А в ЕСПЧ признают такие условия содержания негуманными.

Еда, которую предоставляет государство, тоже оставляет желать лучшего.

Да и медицинской помощи еще нужно добиться.

Некоторые заключенные пытаются писать жалобы, обращаться в правоохранительные органы, НПО или СМИ. Другие объявляют голодовку. Но это опасно, потому что бунт обычно подавляют «блатные», а они не церемонятся. Программа защита свидетелей для заключенных почему-то не работает. Вот многие и предпочитают терпеть. Иначе может грозить жестокое наказание и станет еще хуже.

Позиция ДПУ

Руководсто Депатраментя пенитенциарных учреждения отрицает все обвинения в том, что существует каста, пользующаяся особыми благами.

«В тюрьме есть только одна власть — это руководство. О других мы не знаем. Возможно, в какой-то мере существует криминальная субкультура, но принимаем все меры для ее ликвидации. Она не признается и не поддерживается. Все заключенные равны, а поощрения получают те, кто соблюдает все правила отбывания наказания. Общество уделяет слишком много внимания криминальным верхушкам. Если бы они этого не делали, то и авторитетов бы не было», — заявил пресс-офицер ДПУ Олег Пантя.