Кишинев простился с Виссарионом Чешуевым

Умер Виссарион Чешуев. Экономист. Выдающийся. И просто хороший человек. Сегодня Кишинев прощается с ним. «ГВ» выражают самые глубокие и искренние соболезнования родным и близким, друзьям и симпатизантам Виссариона Чешуева.

Журналистам всегда было легко общаться с экономистом Чешуевым — раскладывал все по полочкам, и объяснял так, что не понять было невозможно. Сегодня мы публикуем одно из знаковых интервью Виссариона Чешуева, которое он дал нашему главреду 8 лет назад. Ничего не изменилось! Судите сами.

ЛОВУШКИ НЕРАВЕНСТВА

Мировой кризис заставил многое переосмыслить. В том числе такое понятие, как монетаризм.

НАПОМНИМ, логика его сторонников такова: дайте бизнесу возможность максимизировать прибыли
без всяких ограничений, и вас завалят материальными благами. Сегодня эта либеральная концепция терпит глобальный крах. Спекулятивный капитал оторвался в гонке за сверхприбылями от реальных ценностей. По
некоторым данным, до 85 процентов средств, обращающихся в мировой экономике, ничем не
обеспечены. Уже многие понимают: нельзя монетаристскими методами лечить то, что порождено монетаристскими же ошибками. Настало время перейти от
экономики сверхприбылей к экономике коллективов.
Наш эксперт — известный молдавский экономист Виссарион Чешуев — о некоторых догмах и стереотипах монетаризма.

 

Ущербные монетаристские клише

НЕ является большим секретом, то, что современная система взглядов на рыночные отношения, на вопрос, что такое хорошо и что такое плохо, т.е. на систему ценностей монетаристского способа мышления, находится в глубоком кризисе. Тому подтверждением является
факт, что десятки и сотни тысяч специалистов доброй сотни стран
не смогли ни поставить диагноз, ни предложить безошибочный, рациональный путь выхода из мирового
кризиса. Что и было констатировано на экономическом форуме в октябре 2008-го в Давосе и в декабре в Лондоне.
Интуитивно, на уровне подсознания, люди стали искать ответ на
катастрофически острую проблему диагноза кризиса экономики в не монетарных концепциях и доктринах.
Подлинный бум и ажиотажный спрос наблюдается сегодня на работы Маркса, Каутского и других
противников безбрежной экономической вольницы. Поэтому самое
время серьезно задуматься, прежде
всего, о причинах кризиса идей. Не первый раз в истории человечества
сделан вывод о том, что прогрессивное реформирование экономики
возможно при упреждающем перевороте системы ценностей, в революции идей, в представлениях, что
такое хорошо и что такое плохо для экономики.
Итак, видимо, предстоит серьезная ревизия всей системы организации современного рыночного хозяйства, идолом — альфой и омегой, которой является сверхприбыль.

Что требует пересмотра

ПЕРВОЕ. Сегодня пора согласиться с тем, что основа основ этого
монстра по целому ряду аспектов не являются ценностями, а превратились в догмы и стереотипы.
Прежде всего, это касается частной собственности. И именно то,
что институт частной собственности — априори наиболее эффективен.
Однако жизнь требует уточнения: единоличная, индивидуальная
частная собственности действительно подвержена почти полностью воздействию таких негативных моментов как эгоизм, циничное пренебрежение интересами других,
делание денег ради денег.

За последние 50-60 лет мы увидели, что на самом деле прогрессивной является лишь корпоративная частная собственность, т.е. собственность сотен и тысяч
акционеров, членов кооперативов, различных товариществ. Только
в этом случае, при дисперсации прав собственности, возможно
достижение гармонии в интересах личности, коллектива и государства.

Второе. Достижение прибыли
любой ценой, проходящее красной
нитью через все учебники монетаризации, на деле оборачивается
злом. Ибо стремление к сверхприбыли, с одной стороны стимулирует прогресс, освоение новых видов
продукции, позволяет существовать спонсорству и меценатству,
но с другой, сверхприбыль — единственная и главная причина бедности и нищеты. Это не требует
доказательств, как не требует доказательств закон о сообщающихся
сосудах — если где-то прибывает, где-то обязательно убывает.

Третье. Вытекает из второго —
требование не мешать сильным
игрокам, потому что они и только
они могут помочь слабым. На самом деле это — размазывание по
асфальту важнейшей ценности — признания Человека в качестве
высшей ценности. Получается точно по Оруэллу: среди равных должен быть кто-то более равный.

Четвертая догма — вытекающая
из третьей гласит: чем меньше государство вмешивается в
экономику, тем лучше для нее.
Много аргументов здесь приводить не стоит, достаточно привести
такой пример. Когда-то директор департамента по регулированию цен США Джо Лейбовиц
официально заявил о недопустимости произвольного повышения
цен на нефтепродукты. Словно в уже забытом стиле народных комиссаров: мол, мы будем контролировать рынок и если, обнаружим
компании, которые манипулируют
ценами, то мы за ними обязательно
придем.
Нам, выходцам из плановой
экономики, легко представить, что
будет в действительности. Абсолютный субъективизм и произвол в
определении, где есть манипулирование, а где его нет. Не говоря уже
о таком факте как перечисление из
бюджетов многих стран мира сотен
миллиардов для спасения банков,
пострадавших от алчности и эгоизма его руководителей.

Пятое. Уже не догма, а стереотип. Навязанный так называемым
развивающимся странам, в том
числе и нам. Его формулировка:
для страны жизненная необходимость получать иностранные
кредиты и привлекать иностранных инвесторов. Мы в Молдове с
особой силой чувствуем этот теоретический обман. Иностранные
кредиты даются не для того, чтобы
облагодетельствовать кого-то, а для
того, чтобы обеспечить проценты
тем, кто эти деньги дает. Выдавая кредиты другим государствам,
страны-доноры экспортируют объективные противоречия между
трудом и капиталом из их страны в
страны-получатели, положение которых ухудшается. Классический
пример — Аргентина, некогда благополучная и процветающая страна.
Кроме того, иностранные кредиты
развивают лишь торговлю импортом, уничтожая при этом местное
производство.
Суть в том, что увязнув в долгах, страна берет все больше кредитов, распределяет их среди
коммерческих банков, которые выдают их на коммерческих условиях
сфере торговли — все понятно, ведь
нужны быстрые деньги. Торговля
ориентируется на импорт, т.е. на
товары, производимые в странах-донорах, куда деньги после реализации импортных товаров вновь
возвращаются. Оставляя страну
без стабильных поступлений в
бюджет, без новых рабочих мест, в
подчиненном состоянии в политике. Так происходит приручение сотен стран двумя-тремя десятками
других стран.

Теперь об иностранных инвестициях. И здесь нет нужды подробно
разъяснять ситуацию — налицо результаты массированного проникновения иностранного капитала в
банковскую систему Молдовы. От их деятельности
года наша страна несет колоссальные убытки.
Прежде всего, речь идет о том,
что разрешив покупку контрольных
пакетов акций основных банков
Молдовы иностранцам, некоторые
руководители нашего государства
убеждают общество, что таким
образом к нам будут завезены современные технологии банковского дела, что процентные ставки
по кредитам автоматически уравняются с процентными ставками
в развитых странах. Однако, если
до проникновения иностранцев в
банковскую сферу нашей страны,
процентные ставки составляли от 9
до 11 процентов в конвертируемой
валюте — европейский уровень: 3-5
процентов, — то в настоящее время
процентная ставка в валюте достигла 18 процентов в целом ряде
случаев. А доходность капитала
превысила 25 процентов, в то время, когда эта цифра не должна превышать 5-10 процентов.

Об убытках Нацбанка

Вот так на деле сильные иностранцы помогают слабым молдаванам.
Это только на словах нам обещали прибыль, коммерческий успех,
развитие бизнеса и технологий. Положение деле не улучшилось
и после в общем-то верных мер
Нацбанка РМ. Прежде всего, речь
идет о снижении базовой ставки, по которым Нацбанк отпускал
кредитные ресурсы коммерческим
банкам с 18 процентов в декабре
2008 до 7 процентов на 6 августа
2009. Но в системе коммерческих
банков как стоили 26-28 процентов
кредиты в январе-феврале, так эта
ставка осталась и сегодня. И если
маржа, которая оставалась у коммерческого банка в январе-феврале
этого года составляла 7-8 процентов в национальной валюте, сейчас
она перевалила за 20 процентов.
Разница в 12-14 процентов — чистый убыток Национального банка
Молдовы, т.е. сверхприбыль коммерческих банков на 75 процентов
иностранных.

Поэтому более, чем странным является заявление руководства
Минэкономики, сделанное накануне выборов 29 апреля, о том, что
правительство не будет принимать
меры по регламентированию, установлению лимита этой маржи. Как
видим, этот стереотип о не вмешательстве государства в экономику
слишком дорого обходится нашей
стране.

Наиболее же общей догмой,
которой около 200 лет, является
утверждение о всесильности невидимой руки, способной в рыночной
экономике все и вся автоматически
отрегулировать. Окончательно развенчать эту догму не удалось в
рамках плановой экономики тоталитарного типа. Однако этот опыт
можно и нужно использовать для
построения плановой рыночной
экономики. Ее контуры уже формируются в рамках Европейского
союза. Поэтому надо быстрее избавляться от монетарной мифологии и осваивать мировоззрение
рыночного планирования.

ОТ РЕДАКЦИИ . Итак, мы вернулись к мудрости древнего Платона: полезно лишь то, что справедливо. Пришло время разумной расстановки финансовых приоритетов. Без гармонизации
рыночных правил игры из кризиса не выйти. В первую очередь,
поддерживать надо не только и не столько банки, а реальное производство, население, внутренний платежный спрос. Сегодня самое
время создавать долгосрочные механизмы, способные сочетать в
себе и экономическую выгоду, и социальную справедливость.
Другой момент. Чем больше в обществе неравенства и несправедливости, тем оно слабее экономически. Сегодня к этим выводам
приходят многие здравомыслящие профессионалы вне зависимости
от их идеологических пристрастий. Взять тот же Всемирный банк.
В докладе — Справедливость и развитие — его эксперты впервые используют понятие — ловушки неравенства. Они доказали, что если
в какой-то стране для части населения бедность, безработица, недоступность образования и т.д. приобретают хроническую форму, это
резко ослабляет потенциал всего общества. И с какого-то момента
превращается в тормоз экономического роста. Справедливость и
процветание — всегда идут рука об руку — таков вывод экспертов
Всемирного банка.

И еще. Власти, наконец, предстоит честно ответить на вопрос,
соответствует ли план правительства потребностям борьбы с последствиями финансового кризиса, будет он успешным или нет.
Конечно, если такой документ вообще имеется в Молдове. Надеемся, что есть или появится в ближайшее время.