Ответная реакция

На днях «ГВ» опубликовали статью о ситуации в Гагаузии: Виталий КЮРКЧУ, эксперт, общественный деятель: «Гагаузия может выстраивать самостоятельно экономическую политику, а в условиях внедрения в Молдове европейских норм и стандартов просто обязана, так как в ЕС на первый план выходит развитие регионов, когда они имеют высокий уровень полномочий для принятия своих решений и внедрения уникальных для них механизмов и инструментов в экономике. Но в нашей стране все не так…»

Интересна ответная реакция читателей, разгоревшаяся в Соцсетях. 

О программе «Пэмынт»

Дмитрий ПОПОЗОГЛО, журналист:

  • Я работал в «Пэмынт», помню ситуацию. Мне кажется, уже ничего нельзя было сделать, колхозы были УЖЕ убиты, и мы просто придали их распаду цивилизованный, организованный облик. Иначе они начали распадаться в хаосе и беззаконии, как комратский «Авангард». Мы вступили в «Пэмынт» на много-много лет позже, чем остальная Молдова. Только, когда поняли, что это неминуемо. И заодно это позволило избежать некоторых ошибок, допущенных на севере Молдовы на первых порах. У нас поля не пустели так и не цвели бесхозяйственностью.

 

Александр МУРАВСКИЙ, доктор экономики:

  • А вот тут не надо передергивать. Программа «Пэмынт» официально стартовала в 1997 году и практически закончилась по всей республике в 2001 году, за исключением Гагаузии, потому что абсолютное большинство хозяйств Гагаузии не захотели вступать в программу и их никто не тянул. Но в том же 2001 году была принята другая программа: программа по реструктуризации долгов сельхозпредприятий. Распространялась она только на хозяйства, участвовавшие в программе «Пэмынт». Вот тут-то колхозы и совхозы Гагаузии и зашевелились, поскольку у большинства из них были долги, в несколько раз превышающие стоимость их активов. Практически все они были абсолютными банкротами. Поэтому они начали писать заявления о вступлении в «Пэмынт». И специально для них программу растянули. Но даже при этом далеко не все хозяйства прошли через программу. И более того, как указал г-н Попозогло при проведении «Пэмынт» в Гагаузии был учтен опыт и ошибки хозяйств остальной территории Молдовы. В Гагаузии практически не наблюдалось такой парцелизации земли, как в центре и на севере республики. При реорганизации колхозов и совхозов Гагаузии сразу создавались новые хозяйства на базе больших массивов арендованной земли. Так что не надо сваливать на «Пэмынт» роль катализатора миграции из Гагаузии. У «Пэмынт» достаточно своих грехов и ошибок, не надо нагружать ее лишними. Я понимаю, что золотой период Гагаузии был только в период 2007-2014. Периоды до и после — это сплошные ошибки и разрушения и понятно почему?, но все-таки надо быть немного объективней.

Главная причина отказа от этих отраслей — финансовая. И табаководство, и многолетние и животноводство требуют больших финансовых вливаний, а уже потом фактор трудоемкости. А вообще-то истоки проблем в сельском хозяйстве, которые «Пэмынт» пыталась решить (к сожалению слишком поздно) лежат в популистском Земельном кодексе, вступившем в силу 1 января 1992 года. Истоки же кризиса в промышленности следует искать в популистской программе приватизации за БНД. А истоки кризиса в энергетике в популистской политике сдерживания роста тарифов, пока не взорвалось. Я тут не говорю о влиянии распада единого народнохозяйственного комплекса СССР, так как это и так ясно.

Виталий КЮРКЧУ, эксперт:

  • После программы «Пэмынт» высвободилось значительное количество рабочей силы. Это было последней каплей. Ведь сельскохозяйственные предприятия стали сокращать персонал с середины 90-х. И кстати, сельские населенные пункты в Гагаузии намного крупнее, чем в центре и на севере Молдовы. А значит и негативный эффект от этого более значимый.

И политика территориального планирования в бывшей МССР по размещению промышленных предприятий — один из ключевых факторов.

Данная программа в сельском хозяйстве была и пускачем, и последней каплей одновременно. Ведь многие хозяйства стали отказываться от многолетних насаждений и табаководства (где было значительное приложение ручного труда), а также от животноводства.