ИЗВЕСТНЫЙ АКАДЕМИК ОБРАТИЛСЯ К ПАРЛАМЕНТАРИЯМ РМ

ИНТЕЛЛЕКТ В МОЛДОВЕ ПОГУБИТ ВЛАСТЬ? 

Надо сделать так, чтобы каждый из нас занимался своим делом: кто политическим, кто хозяйственным, а кто наукой и только наукой.

В последние годы бестолковые чиновники всё активнее вмешиваются в деятельность учёных. Власть говорит, что ее, мол, не устраивает текущее положение дел в науке. Что нужно думать о том, как сделать её более эффективной, приспособленной к решению задач сегодняшнего дня с тем, чтобы Академия наук была штабом исследований и определения перспектив развития нашей страны.
К сожалению, вот и сейчас власть снова затеяла очередную спецоперацию под названием «Уничтожение Молдавской академии наук».

Недавно Академию наук передали в ведение бывшего Минкультуры. И грядущие изменения не внушают оптимизма. Особенно молдавским ученым.

Самые умные люди страны, опрошенные «ГВ», так и не смогли ответить на вопрос: «Почему за 26 лет независимости именно Академия наук регулярно подвергается бешеной атаке беспринципных рвачей, была неоднократно оболгана? Не раз мы видели, как кто-то умело подставляет именитых учёных с мировым именем. Не раз с самых различных трибун мы слышали, как выступающие пели песни о том, что науки в стране слишком мало, и тем не менее, что она должна стать самоокупаемой и т.д. и т.п.
К сожалению, эффективность того или иного института у нас определяют не учёные, а чиновники. И меряется она по двум основным параметрам: индексу цитирования в зарубежных научных журналах и уровню капитализации открытий. Если на нём можно заработать – эффективно. Если, например, изучаешь то, что при всём желании не даст отката, – «в топку» такие открытия. Вероятно, в ближайшее время наша страна потеряет остатки теоретических научных организаций, которые по определению не могут быть прибыльными.

Да, сегодня во всём мире идёт взрывной рост научной сферы. За которым наша страна, к сожалению, не успевает. Да, это так. И тем не менее, МАН – не дармоед на шее государства. Здесь есть немало сильных и практических результатов. Молдавские академики способны не только оценить современные вызовы и тенденции, но и предложить практические пути решения проблем экономического и социального развития.

Так нужна ли нашей стране наука вообще и Академия наук в частности? Как видим, это вовсе не риторический вопрос! Как в таких условиях говорить о развитии! Сегодня как в 90-е есть реальна угроза, что в заграничные научные центры хлынет по-настоящему полноводный поток молдавских учёных, которые будут двигать чужую науку. Может быть, это и есть главная цель отечественных «реформаторов»?

Очевидно, что 2017 год будет для Академии наук моментом истины. Пока мы имеем дело с репрессивным подходом так называемых реформ, говорить о развитии не приходится!

Сегодня известный молдавский академик Исаак Берсукер, работающий в The University of Texas at Austin, USA обратился к парламентариям РМ. «ГВ» публикуют его обращение:

 

К ПАРЛАМЕНТАРИЯМ РЕСПУБЛИКИ ПО ПОВОДУ НАМЕЧАЕМЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ В АКАДЕМИИ НАУК МОЛДОВЫ

МНОГОУВАЖАЕМЫЕ члены Парламента, как один из ученых Молдовы с наибольшим опытом работы в науке в Молдове и США, я хочу предложить вам мои соображения по поводу намечаемых серьёзных преобразований в области науки и исследовательских институтов Республики.

Я понимаю, что в Парламент избраны лучшие представители народа, и они принимают решения, направленные на улучшение экономики Республики и уровня жизни людей. В этом плане, предложенные преобразования в руководстве наукой сопровождаются соответствующей веской аргументацией. Но, к сожалению, в них не учтены некоторые важные детали.

Обычный подход руководства к решению проблем ориентируется на схему бизнеса: развитие областей экономики, которые дают наибольший доход. Такой подход в основном оправдан, но он неприменим ко многим проблемам страны и к развитию страны в целом (об этом свидетельствуют также неудачные попытки использования схем бизнеса в руководстве страной, даже в высокоразвитых странах). Ярким примером «нон-бизнес»  является фундаментальная наука.

Сегодня никто не отрицает роли науки в развитии общества. Ныне наука имеет широкий диапазон, и её прикладные аспекты, через новые технологии и инновации, влияют непосредственно на уровень жизни людей. Но от затрат на фундаментальные науки доходы не просматриваются. Как выразился один Нобелевский лауреат, «какой доход от исследований по квантовой механике многоатомных систем?». Ни один бизнесмен не даст деньги на такие исследования. С другой стороны, фундаментальная наука создаёт основу для прикладных наук, и расстояние от фундаментального открытия до его применений резко сокращается каждый год.

Какое отношение это имеет к решениям Парламента Молдовы? Непосредственное. Руководить фундаментальными исследованиями, решать вопрос о том, какие проблемы и как нужно решать и оценить результаты могут только ученные высокого класса. В мире оценка результатов фундаментальных исследований идёт через публикации, рецензируемые учёными-экспертами в соответствующей области (pier reviewed publications), в которых возможность непосредственного использования результатов не является определяющей. Предполагаемое решение Парламента по-существу (эффективно) отделяет учёных от непосредственного руководства фундаментальной наукой. Передача Министерству руководство «не доходной», уязвимой со всех сторон фундаментальной наукой приблизит её к несвойственной ей бизнес-схеме, в которой она окажется совершенно беззащитной, и довольно быстро полностью исчезнет…

Ссылки на подобную структуру науки в высокоразвитых странах совершенно неприемлемы. В каждой стране наука зиждется на своих исторически-сложившихся условиях и вытекающих из них возможностях.

Сравнивать структуру руководства наукой в Молдове, например, с действующей в США (где Академия наук непосредственно не руководит исследовательскими учреждениями) бессмысленно и вредно. Только один (из многих) органов финансирования науки в США, National Science Foundation, с бюджетом в сотни миллиардов долларов имеет в своём распоряжении целую армию самых передовых учёных мира для оценки и утверждения проектов фундаментальных исследований. Никакое министерство Молдовы (как и любой другой небольшой страны) не имеет даже минимальной части таких возможностей. Я твёрдо убеждён, что для фундаментальной части науки в Молдове сложившаяся система руководства Академией наук является наиболее приемлемой.

Естественно возникает вопрос: а нужна ли Молдове в её нынешних условиях фундаментальная наука? Ведь её результаты публикуются открыто для всех. Нельзя ли развивать прикладные науки, новые технологии и инновации, непосредственно поднимающие уровень жизни людей, используя результаты фундаментальных исследований из публикаций? Увы, такая схема в науке не работает. Чтобы понять и тем более использовать достижения фундаментальной науки нужно иметь достаточно высокий уровень образования и опыт исследований в этой науке, должна быть культура, образ мышления, «атмосфера», в которой развивается творческий потенциал, абсолютно необходимый для инноваций. И этого всего нет без культивирования фундаментальных исследований «на месте». Для освоения результатов фундаментальной науки, не будучи в ней вовлечённым, могут потребоваться годы, а то и десятилетия.

Опыт слаборазвитых и развивающихся стран, в которых нет фундаментальной науки, многократно подтверждает этот тезис (много ли инноваций проистекает из этих стран?). Чтобы создать научные школы требуются многолетние усилия. В пост-советском пространстве Молдове удалось сохранить часть фундаментальной науки бывшего СССР, в отличие от большинства остальных республик, где почти полностью исчезла вся наука, в том числе в результате “business-like” преобразований. Молдова имеет шанс сохранить науку, если к ней относится достаточно бережно.

Что я предлагаю? Предлагаю поправку к Парламентскому проекту преобразований в науке: оставить руководство частью исследований, относящейся к фундаментальной науке, за Академией наук в структуре из трёх отделений, (1) Физико-математические науки, (2) Биологические и химические науки, (3) Историко-философские и филологические науки, а также научную библиотеку АНМ, выделив с этой целью отдельную часть бюджета.

Сохранив самостоятельность и (частично) независимость фундаментальной части науки в Молдове, мы сохраним один из факторов, которые не позволяют Республике скатится к положению слаборазвитой страны. В международном плане фундаментальная наука Республики — это её лицо. Это также гордость нашего молодого поколения. Передать эту часть науки Министерствам — это прямой рецепт к её исчезновению.