«Сам Матеевич был полиглотом»

Сегодня, 31 августа — Национальный день языка. И специально для «ГВ» на вопрос:  Лимба ноастрэ — это для вас… » отвечает:

Маргарита БУИНЧУК, журналист:

«Превратить Алексея Матеевича — молдавского поэта и переводчика, военного священника Русской императорской армии — в ярого борца за объединение с Румынией, как бы они ни хотели, никак не получится»

Праздник «Лимба ноастрэ» я воспринимаю как гимн молдавскому языку, молдавским традициям, как дань уважения молдавской самобытной культуре. Он связан с днем провозглашения независимости Молдовы и, наверное, мог бы стать частью этого праздника, если бы его не политизировали радикально настроенные прорумынские депутаты XXII созыва, которые добавили к названию праздника определение «cea romana», а самого поэта не провозгласили бы румынским.

К счастью, превратить Алексея Матеевича — молдавского поэта и переводчика, военного священника Русской императорской армии — в ярого борца за объединение с Румынией, как бы они ни хотели, никак не получится. Дело в том, что еще при Матеевиче 2 декабря 1917 года, когда Сфатул цэрий (молдавский парламент) объявил о создании Молдавской Демократической республики, Молдова обрела свою государственность и была признана как оригинальная и самостоятельная единица на карте Европы. И пусть просуществовала она недолго, но была признана целым рядом европейских государств.

Алексей Матеевич радовался «бескровному перевороту» и приветствовал духовное возрождение Молдовы (нужно учитывать, что тогда уже существовала Румыния, но воспевал он в своих стихах душу именно молдавского народа, его язык, красоту родного края).

Наш язык — узор прекрасный,
Кодры, шорох листопада.
Плёс Днестра, в котором ясно
Догорают звёзд лампады…

Поэтому закономерно, что текст его замечательного стихотворения «Лимба ноастрэ» («Наш язык») после провозглашения независимости Молдовы был взят за основу нашего молдавского гимна, который стал исполняться вместо «дештяптэ-те ромыне» (пробудись, румын).

Сам Матеевич был полиглотом: кроме русского, молдавского, церковнославянского, владел греческим, латинским, немецким и французским. Уже будучи в киевской Духовной академии, он выучил английский и древнееврейский. Для нас он был и остается примером высокообразованного человека, большого патриота своей родины. Еще Гете сказал: «Кто не знает иностранных языков, ничего не знает и о своём собственном». Так что, давайте изучать языки. И, прежде всего, родной молдавский!