Больничная бессердечность: лучше позабудь про докторов…

Немало людей не без оснований утверждает: медработники Молдовы не только забыли клятву Гиппократа, но и то, для чего она озвучивается. Что ж, расследуем это утверждение на конкретике.

Вдруг подкралась болячка. Даже малознакомые при встрече качали головой: такой желтый, иди проверься и советовали ехать в инфекционную больницу. А там… Заведующий приемным отделением ходил между прибывшими кругами и бубнил: мне все равно есть полис или нет, на скорой прибыл или пешим, без направления от участкового терапевта по месту жительства никого не положу!

Жара «с кодом Да Винчи» стояла жуткая, но все равно пришлось возвращаться на Чеканы. Вручил врачу на втором круге требуемое им направление. А он: направление, это, конечно, хорошо, но, где результаты анализов? Хотелось сказать в Караганде, но сдержался, так как врач сделал верное замечание: а вдруг у вас просто передоз с алкоголем, а я положу вас с действительно инфицированными? Так-то оно так, но неужели сразу нельзя ему было напомнить про анализы? И не подкидывать лишних дров во врачебный междусобойчик: если, мол, в поликлинике анализы делают медленно, то в больнице на это вообще нет времени…В общем, несолоно лежамши, пришлось вновь навострить лыжи на Чеканы и сдавать анализы у себя, в ЧНР (Чеканская Народная Республика).

После сразу лег туда, где принимают, тоже в больничку с известным именем. Там познания расширились и углубились, не только о врачах, но и о пациентах.

Так, вам могут сделать замечание: не ходите с голым торсом по коридору: у нас не только больные лежат, но и посетители приходят, среди которых немало женщин. Но этот слабый пол посещает своих родных в таких шортиках, что они быстрее сойдут за пляжные трусики, а сами мадамы в сплошь выставленных на всеобщее обозрение изощренных тату. И им никто не делает замечаний…

Требуют, чтобы во время проведения вечерних процедур пациенты находились в палатах? Пожалуйста! Только, где вывешено хоть примерное расписание режима проведения этих самых процедур? Вы такого не найдете, хоть все стены испепелите своим взглядом…

Или еще. Санитарки фукают: после мужчин в туалетах резкий и неприятный запах ( как будто женщины испражняются сплошь изысканным парфюмом!). Но чем пренебрежительно фукать, поищи для начала бревно в собственном глазу: почему в туалете валяются окровавленный катетер и разлитые емкости с мочой, почему не заменяют расходованное жидкое мыло, почему, как в известные 90-е, воруют лампочки (тогда, идя в гости, спецом надевали широкий пиджак, под который наматывали туалетную бумагу, а затем доставали перегоревшую лампочку, которую вкручивали взамен прихватизированной рабочей), ну и наконец: где в туалетах дезодоранты, тогда и резкий запах оттуда смикшируется…

Еше наблюдение. Не раз видел как больные с держанием на исходе мочевого пузыря спешили босиком в тот самый туалет, позабыв про тапки. Возвращаясь, ложились в постель, с такими ногами. Совет: не покупайте для больницы новье, даже те же тапки. Дощеголяетесь!

Да, нервные медики, дерганые больные. Первые, применяя шоковую терапию, могут, глядя вам глаза, сказать, каких болячек набрали вы к своему возрасту, и, что вас ожидает в ближайшем будущем. И последние после подобных откровений «врубаются»: либо они вовсе «сникерс», либо надо серьезно побороться за свое здоровье…

Больные часто кричат в трубку на своих жен. Причем, эти страдалицы мчатся сюда даже с клизмами, так как суженые психологически неспособны ходить в тот самый больничный туалет…

Конечно, очень хочется, чтобы Гиппократа еще долго чтили и помнили, но, как бы поступил он сам, если бы средь ночи в палату не ввезли бы такого неходячего больного, как Чибрик ( то ли из Страшен, то ли из Дурлешт). Ходил под себя, так как памперсы ему сыновья привезли поздно, а меняли их они еше реже, вонь стояла невыносимая, а Чибрик лишь ласково улыбался да приговаривал: тряба лор. Да, дар путе фачь ту! Что же нам предупреждать своих родных и коллег, которые желают навестить, чтобы те брали с собой респираторы?! Чибрик еще тот типаж: на любые вопросы он отвечал одной фразой-стереотипом – о, я был большим начальником, меня даже гаишники боялись…

А в больнице его бояться перестали. Хотя один из махнувших на него рукой сыновей подтвердил: отец действительно был депутатом, но алкоголь превратил его в то, во что превратил – в овощ.

Зато гонора хоть отбавляй: стал выдергивать свою руку из-под капельниц, ломая систему, отталкивал медсестер, пришедших взять кровь из вены или поставить укол, а на финише вообще разорался: я вам кровь не дам, потому что вы твари, сволочи, я еще хорошо бью, так что и тебя убью, и тебя, и тебя,,,

Тут уже и Гиппократ не выдержит. И Чибрику принесли бланк о том, что он отказывается от лечения. Жора подписал его с неизменной улыбкой, но в полном ли здравии?

Еще один страдалец-тезка — Славентик. Его привезли, когда он мелкими шажочками, но ходил, Но потом – сломался, погряз в памперсах, ничего не хотел, полная апатия и индеферентность к жизни. Не желал есть не только больничное, но и домашнюю пищу которую приносила его добрая, страдающая мама, которая уже вовсю причитала над ним. Хотя, как заискивающе-завистливо поглядывал он на меня, когда видел, что его сосед по койке переодевается в джинсы: что, дали выписку и домой? Слава, говорю, успокойся, меня гнать отсюда будут, а я не уйду, пока не получу полный курс капельниц. Просто иду пополнить счет телефона. Кинь и мне денежек, искренне обрадовался он, и сигарет купи. Куда ему еще курить, подумалось, но все равно купил.

Слава работал в Москве музыкантом. А там наших соотечественников немало, и они соблюдают традиции: свадьбы, крестины, кумэтрии, дни рождения. Ну, и ему наливали в обязательном порядке, Слава не пропускал.

А через пару дней он с утра захрипел, застонал и промучился так до обеда, когда затих. Теперь навсегда. Отошел Славентик в свои 55 лет.

В заключение хочется сказать. Наши «добрые люди» из Минздрава до сих пор наглым и циничным образом попирают языковое законодательство и права граждан многонациональной Молдовы: инструкции по приему лекарственных препаратов сплошь и рядом лишь на одном языке. А ведь «даже в общественном парижском туалете есть надписи на русском языке».

А в больнице услышал такую народную мудрость: приходишь сюда больной, домой возвращаешься также больным. Несмотря на замеченную тавтологию, она имеет право на существование.